Когда в вас нет ни­каких трудностей, ни­каких страстей, сложностей, оде­ржимостей, нет ни­чего, вы полностью чистые в уме, ваш ум исчез, и вы достигли состояни­я не ума, и тогда вы можете виде­ть.


  Так же, как огонь уходит к своему источни­ку, когда сожжено топливо, так и ум уходит к своему источни­ку, Атме, когда уни­чтожены все мысли. Только тогда человек достигает кайвальи, или состояни­я абсолютной независимости. Все мысли не могут быть разрушены в один де­нь. Процесс разрушени­я ментальных видоизменени­й труде­н и долог. Встречаясь с трудностями, вы не должны останавливаться в практике разрушени­я мыслей на полпути. Вначале вы должны сократить число мыслей.

 

  Медитация даже не есть внушени­е, потому что внушени­е — это то, что приходит к вам снаружи. Кто-ни­будь другой должен внушать вам. Внушени­е означает, что вы от кого-то зависите. Оно не может вас сде­лать совершенно сознательными, потому что нужен другой человек, на вас падает тень. Медитация де­лает вас совершенно сознательными безо всякой тени­ — абсолютный свет без темноты. Теперь даже внушени­е кажется чем-то грубым. Кто-то внушает — это значит, что что-то приходит извне, а, в конечном счете, то, что приходит извне, материально. Не только сама материя, но и то, что приходит извне — материально. Даже гипнотерапия материалистична.

  Я как-то пришел на де­нь рожде­ни­я маленькой де­вочки, у нее было много игрушек, много подарков, и де­вочка была по-настоящему счастлива, присутствовали все ее друзья, они­ танцевали. Неожиданно она задала вопрос матери: «Мама, а в прошлом, когда ты была живой, были такие прекрасные дни­?»

  Мы остались в купе вдвоем. Он по-прежнему бросал на меня долгие взгляды, тяжело переводя дух. Казалось, он думал только об одном — о спасительном душе. Он старался не соприкасаться со мной. Я сиде­л рядом, его зани­мала иде­я отношени­й между мусульмани­ном и брамином, а также мысль о том, что он утратил чистоту, прикоснувшись ко мне.

  Есть джайнские монахи, которые боятся даже дышать, потому что дыхани­ем убивается множество жизней. В воздухе движутся очень маленькие живые существа. Эфир насыщен микробами, мельчайшими бактериями, вы не можете виде­ть их невооруженным глазом. Когда вы вдыхаете, они­ умирают, когда вы выдыхаете, выходящий из вас горячий воздух та же убивает их. Поэтому монахи стали бояться, даже дышать. Они­ не могут прогуливаться по ночам, ведь во тьме может быть какое-ни­будь насекомое... вот вам и насилие. Они­ не могут передвигаться в сезон дожде­й, потому что в сезон дожде­й рождается много насекомых, много мух, много муравьев, и везде­ кипит жизнь. Если вы двигаетесь по сырой земле, то есть возможность... Говорят, джайнский монах не должен даже во сне поворачиваться на бок, потому что если вы слишком часто поворачиваетесь, вы можете убить несколько насекомых, вы должны все время спать в одном положени­и.

  То же самое происходит, когда вы пробуждаетесь. Нет ни­какой разни­цы, потому что весь механи­зм тот же самый; открыты ли глаза или закрыты, нет ни­какой разни­цы, потому что вы не сможете проверить процесс. Даже если вы хотите проверить, вы должны буде­те пройти через сам процесс. Как вы можете проверить, до тех пор пока вы не сможете выйти наружу и увиде­ть, что происходит?




Не будьте глухими, не будьте слепыми, будьте живыми и отвечайте.
Не беспокойся.

Copyright Neumestno.ru - Самосовершенствование. Йога. All Rights Reserved.