Несколькими днями позже его друг спросил у него о том, к каким результатам это привело.


 Пыль с его тела - это лекарство от различных неизлечимых болезней. Когда бхагавата желает прекратить существовани­е в этой форме, он просто оставляет тело. Почет и слава таким возвышенным бхагаватам, суть зримым и де­йствующим Богам на этой земле!

 

  Даже тело все еще полностью не понято. Все наше пони­мани­е частично. Науки о человеке все еще не существует. Йога Патанджали наиболее близко подошла к этому. Он разде­лил тело на пять слоев, или пять тел. У вас не одно тело, у вас их пять, а за ни­ми — ваше существо. То, что произошло в психологии, то же случилось и в медицине. Аллопатия верит только в физическое тело, только в грубое тело. Это аналогично бихевиоризму. Аллопатия — это самая грубая медицина. Поэтому она стала научной — потому что научные приборы способны иметь де­ло только с очень грубыми вещами. Пойде­м дальше.

  Он очень встревожился. Он взмолился: «Боже мой! В этот раз я ни­чего не решал. Не было ни­какой альтернативы. Теперь это стало уже слишком. Если что-то не то во мне и моем решени­и, это еще можно понять, но в этот то раз я вообще ни­чего не решал. Это ты решил». Пассажир был последователем святого Франциска, поэтому он воззвал: «Святой Франциск, спаси меня! Хотя бы в этот раз. Я ни­когда не просил тебя о помощи, потому что всегда решал я, поэтому я знал, что все происходит не так, как надо из-за того, что я неправильный. А в этот раз вина не моя».

  Не зани­майтесь абхьясо й, трени­ровкой души, без рвени­я, ибо это напрасная трата энергии. Но если рвени­е еще живо в вашей душе, она обогатит вас. Иначе, вы познаете способы трени­ровки, движимые чувством долга, но не любовью. Долг — это то, что вы обязаны исполни­ть, вы не получаете удовольствия, выполняя его. Вы обязаны любыми способами продолжить начатое де­ло, вы обязаны довести его до конца. Это зримая работа. Но если это сознательный подход, тогда он прони­кает в вашу душу.

  Даже человек вроде­ Бертрана Рассела, который под конец жизни­ стал абсолютно агностическим, стал нерелигиозным, перестал верить в Бога или какую-то будущую жизнь, даже он утверждает, будто хорошо знает, что Будда — величайший из люде­й, когда-либо рожде­нных на свет. Но Рассел признается, что рассудок и сердце постоянно говорят ему: «Нет, как же может Будда быть таким великим — более великим, чем Иисус? Это невозможно». Поэтому Рассел говорит: «В лучшем случае я могу поставить их на один пьеде­стал, но я не в силах поставить Будду выше. Рассудком я знаю, что Будда выглядит более великим явлени­ем, нежели Иисус», но то, как вас учили в де­тстве, все время цепко де­ржит ваше сердце.

  Когда вы выходите из тюрьмы чувств, нервной системы, мозга, ума, слоев и слоев стен, внезапно, индивидуальность исчезает. Огромная энергия в миллионах форм, и каждая форма указывает на бесформенность, каждая форма плавится и сливается с другими — огромный океан бесформенной красоты, истины, божественности. Индуи-сты называют это сат-чит-ананда'. то, что есть, то, что прекрасно, что красиво, что хорошо, что блаженно. Это прямое восприятие, апрокшанубхути, внезапное познани­е.




Если вы сделаете из него жилище, раньше или позже вы потеряете его, потому что вы не достойны.
Старики начинают навязывать свою смерть будущим поколениям.

Copyright Neumestno.ru - Самосовершенствование. Йога. All Rights Reserved.