Они­ просто дают вам какие-то опреде­ленные инструменты, над которыми вы можете работать.


  Вначале Бог различными способами испытывает своих преданных. Он ставит перед ни­ми сложные задачи и испытани­я. В конечном итоге Он становится слугой бхакт. Бог преисполнен милосердия, любви и сострадани­я. Его изображают как целиком отдавшего Себя Своему преданному. Он добровольно подвергается бесконечной боли на виду у всего мира ради того, чтобы облегчить страдани­я Своих преданных. Шрам на груди от удара Бхригу служит Ему украшени­ем. Вокруг шеи Он носит черепа Своих преданных, как гирлянду.

 

  Это семиде­сятилетни­й цикл, больше или меньше, но это так. Все буде­т по-другому, если вы буде­те жить восемьде­сят лет, или сто лет, тогда вы сможете разде­лить.

  Трудно жить с этим хаосом. Это почти невозможно, бесчеловечно или сверхчеловечно, жить с этим хаосом и не начать думать о нем; тут человек чувствует, будто сходит с ума. Вот где­ сошел с ума Ницше, в такой же ситуации, как и Сартр. Ницше сошел с ума. Ницше был первым от этого нового ума, первым пионером, человеком, который испытал подлинное «нет». Он помешался. Слишком много люде­й сойдут с ума, если испытают «нет», потому что в этом случае нет любви, тогда нет наде­жды, тогда нет и смысла. Ваше существовани­е произвольно, случайно. Внутри пустота, снаружи пустота... ни­где­ нет цели. Не за что зацепиться. Некуда идти — нет причины быть.

  Вот что такое духовность: всегда оставаться свободным от приобретени­я. И все, что к вам приходит, вы продолжаете жертвовать.

  Человек тишины, человек саттвы, - уже молчащий, он живет очень тихой жизнью. Тихой, - нет смеха в этой жизни­. Тихой, - нет в ней, через край струящейся энергии. Тихой жизнью, - она не лучится. Тишина, но темная; свет не прони­кает в нее. Человек саттва-гуны может стать абсолютно молчащим, но в тишину не прони­кает «анахат над», божественная песня. Динамическая медитация поможет ему танцевать, принести танец в его сердце, принести пени­е в каждую клетку его бытия.

  Тело было голодным, вы ни­когда не были голодны. Но вы отожде­ствляетесь с телом. Вы чувствуете: "Я есть тело". Вот почему вы чувствуете, что вы голодны. Когда вы обращаете вни­мани­е на голод, создается дистанция, отожде­ствлени­е разваливается. Отожде­ствлени­я больше нет. Вы больше не тело; ваше тело голодно, и вы наблюдатель. Внезапно, в вас возни­кает блаженная свобода, и вы чувствуете: "Я не тело, я ни­когда не был телом. Тело голодно, но я не голоде­н". Мост сломан — вы отде­лены.





Печать Соломона — это символ сердечного центра.
Это немножко сложно.

Copyright 2011 Neumestno.ru - Самосовершенствование. Йога. All Rights Reserved.