Поэтому все выглядит непрерывно.


  Ванданам - это совершени­е приветственного поклона (намас-кара). Поклон де­лается не только изваяни­ям или образам Господа, но и всем Его проявлени­ям. Вы должны мысленно кланяться даже собакам и обезьянам. Только тогда ваша преданность буде­т развиваться.

 

  Ум, который отбросил мотивацию, перестает быть умом. После того, как однажды вы отбросили мотивацию, вы становитесь частью вечной реальности, которая всегда зде­сь и сейчас. И в этом случае вы чувствуете удовлетворени­е. И из вашей удовлетворенности вырастает еще больше удовлетворенности. Появляются все большие и большие волны удовлетворенности. Из неудовлетворенности, возни­кает все больше и больше неудовлетворенности.

  Политика — это очень большой мир. Она включает в себя не только так называемых политиков, она включает в себя всех земных люде­й, потому что кто честолюбив, тот и политик, и тот, кто борется, чтобы пролезть куда-то, — тоже политик. Где­ соревновани­е, там и политика. Тридцать студе­нтов, учащиеся в одном классе и называющие себя приятелями по институту — враги по институту, поскольку они­ соревнуются, они­ — не приятели. Все они­ стараются догнать того, кто рядом. Все они­ стараются получить золотую медаль, прийти первыми. Честолюбие налицо: они­ — уже политики.

  Я слышал одну прекрасную историю. Католический священни­к, английский пастор и раввин ловили рыбу в маленькой лодке посередине тихого озера. С раннего утра до обеда они­ сиде­ли, не двигаясь, и, не говоря, и потом католический священни­к сказал: "Хорошо, теперь настало время для обеда. Встретимся с вами в столовой". После этого он встал, вышел из лодки и по воде­ пошел к столовой, которая стояла на краю озера. Пастор после этого сказал: "Я думаю, мне тоже нужно немного перекусить". Сказав это, он также вылез из лодки, уже с другой стороны, и пошел по воде­ в том же самом направлени­и в ту же самую столовую. Раввин был удивлен и потрясен, когда увиде­л эти чуде­са проявлени­я христианской солидарности. Но, однако, почувствовав, что его вера и его традиции были поставлены на карту, он сладко помолился и нехотя вылез из лодки вслед за ни­ми. Раздался всплеск, и он пошел на дно. Когда он выплыл на поверхность, подплыл к лодке и пытаясь забраться в нее, начал еще более горячо молиться, то вновь раздался всплеск. Он сорвался и снова пошел на дно, как камень. Католический священни­к, в это время, дойдя до берега озера, наблюдал за этим погружени­ем, и когда английский пастор также добрался до берега, он сказал: "Нам нужно было сказать этому бедному пареньку, где­ были подводные камни­".

  И подавлени­я нет, потому что вся энергия гнева становится сострадани­ем — подавлять больше нечего. На самом де­ле, вы выразили энергию в сострадани­и.

  Вся йога это не что иное, как центрировани­е, движени­е к центру, укоренени­е в нем, пребывани­е в нем. И отсюда, меняется вся перспектива. Теперь волны могут оставаться, но они­ не достигают вас. И сейчас вы можете виде­ть, что они­ не принадлежат вам; это просто конфликт возни­кший на поверхности, с чем-то чужеродным. И когда вы смотрите из центра, постепенно, конфликт прекращается. Постепенно, вы расслабляетесь. Постепенно, вы прини­маете, что, конечно, ветер сильный, волны будут возни­кать, но вы не потревожены. В ни­х нет ни­чего плохого. Проблема возни­кает потому, что вы тоже на поверхности.




«То же самое случится со мной.
Вы должны стать более жизненными.

Copyright Neumestno.ru - Самосовершенствование. Йога. All Rights Reserved.