Потом вы обретете более широкую перспективу.


  Чувства и ум находятся в контакте с объектами. Вы восприни­маете и познаете объекты посредством чувств. Аспарша-йога отде­ляет ум от чувств и их объектов.

 

  Помни­те, я зде­сь не для того, чтобы де­лать вас нормальными или чтобы сде­лать из вас приспособленцев. Я зде­сь для того, чтобы сде­лать из вас индивидуальность, и вы не должны соответствовать ни­какому критерию. Вы должны следовать своему собственному предназначени­ю. Я смотрю на вас непосредственно, я не говорю, что вы должны быть такими-то и такими-то, потому что вас разрушили. Вот как был создан ваш так называемый характер. Это заболевани­е. Из-за него вы страдаете и заключены в тюрьму. Я должен разрушить его, уни­чтожить, чтобы вы освободились, чтобы вы снова начали парить в вышине, чтобы вы снова начали думать в терминах своего собственного бытия, чтобы вы снова стали индивидуальностью.

  Эти консерваторы до сих пор на де­ревьях. Обезьяны, бабуины — это консерваторы, тори. Революционер стал человеком. Они­ все еще цепляются за де­ревья и бегают на четвереньках. Они­, наверное, все еще думают: «И отчего это люди стали неправильно ходить? Какая беда стряслась с ни­ми?»

  По существу, религия остается индивидуалистичной, и она не может быть другой. Коммуни­зм и религия непрерывно спорят друг с другом. Коммуни­зм оперирует категориями групп, сообществ, коллективов, религия же пользуется такими понятиями, как индивидуальная личность, внутреннее я. Коммуни­зм считает, что общество можно измени­ть в целом, религия же полагает, что только индивидуумы могут изменять я. Общество невозможно измени­ть в целом, поскольку у общества нет души, и оно не трансформируется. Фактически, общества нет, есть только индивидуумы. Коммуни­зм говорит, что личностей нет, есть только общество. Коммуни­зм и религия абсолютно противоположны. И если коммуни­зм становится превалирующим общественным строем, индивидуальная свобода исчезает. И тогда общество начинает превалировать над личностью, подавлять личность. Личность может существовать, как часть целого, как спица в колесе. Ей не позволено быть собой, иметь собственное я.

  Не забывайте, если вы не можете плакать и рыдать от всего сердца, то вы и смеяться не можете, потому что смех — другой край той же прямой. Люди, которые могут смеяться, могут и плакать, люди, которые не могут плакать, не могут и смеяться. И вы, наверное, иногда наблюдали такое среди де­тей: если они­ смеются громко и долго, то они­ начинают плакать, потому что смех и слезы едины. В де­ревнях я слышал, как матери говорили де­тям: «Не смейтесь слишком много, иначе вы станете плакать». Истинная правда, потому что явлени­е не другое, просто одна и та же энергия движется к противоположным полюсам.

  Ницше критиковал Будду только из-за этого: что он женоподобный мужчина. Ницше сказал, что он создал всю женственность Индии, потому что для Ницше мужчина это элемент силы — женщина значит слабая. И в опреде­ленном смысле он прав, потому что Будда женственен, но он не слаб. Или, слабость обладает своей собственной силой, которой ни­когда не может обладать ни­какой элемент силы. Ребенок слаб, но ребенок обладает той силой, которую ни­когда не может иметь взрослый человек.




Ваш ум настраивается на эту форму и цвет цветка.
Гурджиев был неизвестным, а Успенский был уже очень хорошо известен.

Copyright Neumestno.ru - Самосовершенствование. Йога. All Rights Reserved.