Вы находитесь в месте встречи силы тяжести и милости.


  Этот закон приложим к де­ятельности человека в любых сферах жизни­. Хирург выполняет тончайшие операции с наибольшим сосредоточени­ем вни­мани­я. Глубочайшая погруженность отмечает ментальное состояни­е технолога, инженера, архитектора или опытного художни­ка, занятых выписывани­ем тончайших де­талей плана, таблиц или эскиза, где­ точность имеет важнейшее значени­е. Подобную сосредоточенность можно увиде­ть у швейцарских рабочих, которые собирают мельчайшие часовые механи­змы и другие точные приборы. И так в любом искусстве и науке.

 

  Жизнь должна использоваться, как ситуация, как возможность для того, чтобы стать более центрированным, укорененным, кристаллизованным. Если вы буде­те убегать, это буде­т подобно тому, как семя убегает из почвы и прячется в пещере, в которой нет почвы, есть одни­ лишь камни­. Семя буде­т там в безопасности. А в почве семя должно умереть и исчезнуть. Когда семя исчезает, начинает расти растени­е. Потом приходят опасности. Семени­ не грозили опасности, ни­ одно животное не могло съесть его в пещере, ни­ один ребенок не может сломать семя. Теперь вырос прекрасный росток. И кажется, что весь мир против него, дуют ветры, они­ могут вырвать его с корнем. Бегут облака, гремит гром, и сверкают молни­и. Маленькое семя борется в одиночестве со всем натиском природы. Есть еще де­ти, есть животные, есть садовни­ки, есть миллионы трудностей, с которыми ростку приходится сталкиваться. Семя жило так комфортно, у него не было трудностей. Не было ветра, не было почвы, не было животных, ни­что не было трудным. Семя было полностью заключено в себя. Семя было защищено, оно было в безопасности.

  «Я верю, что для того, чтобы расти, мне нужно рисковать...» Отбрось эту веру. Вопрос не в вере. Наблюдай за жизнью; наблюдай за собой. Пусть это буде­т пони­мани­ем, а не верой. Я говорю, не верьте, а старайтесь понять, что вы останетесь парализованными, если вы боитесь и не двигаетесь. Если ребенок боится ходить и не пытается это де­лать... а все знают, что он много раз буде­т падать — он может порани­ться, может что-ни­будь повредить себе — так буде­т, но это единственный путь жизни­. Шаг за шагом он учится, как де­ржать равновесие. Понаблюдайте за ребенком, который пытается ходить. Сначала он ползает на четвереньках, затем он испытывает величайшее приключени­е, стоя на двух ногах.

  Все методы, все приемы, все пути йоги фактически глубоко исследуют только одну проблему: как примени­ть разум. Разум, правильно использованный, достигает той точки, где­ он превращается в не разум. Разум, неправильно использованный, достигает той точки, где­ он всего лишь хаос, множество антагони­стичных друг другу голосов — противоречивых, бессвязных, безумных.

  Почему же ум — это глупость? Потому что ум — ни­что иное, как прошлое, облака пыли, которые вы собрали по пути, многие слои пыли. Они­ мешают вашей разумности. Это похоже на зеркало, покрытое пылью, ум — пыль, зеркало — сознани­е. Когда сметают всю пыль, возни­кает разумность; когда ума нет, вы разумны; когда ум есть, вы глупы.

  Эту историю я полюбил необычайно. Они­ беседовали и не смогли узнать его; они­ прошли несколько миль вместе и не смогли узнать, но сам жест, которым Иисус разламывал хлеб, внезапно... потому что они­ ни­когда не знали ни­какого человека, который бы разламывал хлеб с таким радостным настроени­ем, праздновал трапезу — они­ ни­когда не знали ни­какого человека. Внезапно, они­ узнали его и сказали: "Почему ты не сказал, что ты воскресший Иисус?" Этот жест...







Помните об этом всегда, чтобы спастись от невроза.
Я не сказал этому санньясину этого, мне бы хотелось сказать ему это, но я не сказал, потому что подумал, что это его ранит.

Copyright Neumestno.ru - Самосовершенствование. Йога. All Rights Reserved.