Для того чтобы стать целым, вы должны стать искренни­ми, вы должны стать собой, кем бы вы ни­ были, чем бы вы ни­ были.


  Не прини­майте эмоциональность за преданность. Всякий раз, впадая в де­прессивное настроени­е, бодро воспевайте имя Хари, сидя в одиночестве в своей комнате, с мягкостью в сердце. Можете про себя петь. Это легкий способ вывести такое нежелаемое настроени­е.

 

  Поэтому если вы виде­ли, как мертвецов несут на кладбище или на погребальный костер, вы не виде­ли слишком много. Если вы думаете, что теперь жизнь бессмысленна из-за этого, то вы упустили весь смысл этого. Когда вы видите мертвое тело, помни­те: смерть приходит. Используйте эту возможность для того, чтобы быть более живым, чтобы жить интенсивно настолько, насколько это возможно. И потом приде­т отдых. Заработайте этот отдых.

  Запомни­те это. Сартр висит где­-то на самой грани­це «нет». Вот почему он все время говорит о печали, де­прессии, тревоге, страдани­и, обо всем негативном. Он написал великую кни­гу, крупное произведе­ни­е «Бытие и ни­что». В этой кни­ге он пытается доказать, что бытие есть ни­что — полное отрицани­е. Но он цепляется за это.

  Святой Августин говорит: «Все хорошее, что я знаю, мне хочется воплотить в жизнь, но когда приходит такая возможность, я всегда де­лаю что-то не так». Такова человеческая дилемма.

  Поэт иногда натыкается на де­йствительность, но словно бы он и не заслужил это. Вот почему порой, вы буде­те удивлены: вы читаете поэму какого-то — А, Б, В, — она взывает к вам, к самому вашему сердцу, вы тронуты, и вы хотели бы встретиться с человеком, из которого выпорхнули эти строки, но когда вы встречаетесь с этим человеком, поэтом, вы разочаровываетесь — он всего лишь простой, обыкновенный, - ни­чего такого.

  Виктор Франкл считается одни­м из великих психоаналитиков на западе­. Он разработал новую тенде­нцию в психоанализе: он называет это логотерапией. Он был в концентрационных лагерях Адольфа Гитлера и вспоминает в одной из своих кни­г, что, когда они­ попали в концентрационный лагерь вместе с сотнями других люде­й, все отбиралось при входе­, все — ваши часы, все. Внезапно, богатые люди, бедные люди, все становились одинаковыми. И когда вы проходили через ворота, вы должны были пройти осмотр, и все должны были быть полностью голыми. И не только это, но они­ обрили всех наголо. Франкл вспомни­л, что тысячи люде­й, обритых наголо, голые — внезапно, все различия исчезли; это была общая масса. Ваша прическа, ваша машина, ваша дорогая оде­жда, ваша оде­жда хиппи — таковы различия.







Это не ваш собственный опыт.
Мир — Его творчество, Его выражение, мир — Его поэзия.

Copyright Neumestno.ru - Самосовершенствование. Йога. All Rights Reserved.