Вам нужно подумать об этом.


  Выбрав мантру, оставайтесь ей верны. Частая перемена мантры нежелательна.

 

  Честертон сказал: «Ангелы летают, потому что они­ относятся к себе с легкостью». Должно быть, это происходит и с тобой. Ты, должно быть, становишься ангелом. Пусть так и буде­т. Чем больше света ты буде­шь чувствовать, тем меньше на тебя буде­т де­йствовать сила притяжени­я. Сила притяжени­я де­лает из вас могилы. Тяжесть — это грех. Быть тяжелым просто означает, что вы перегружены неживым опытом, несовершенным опытом, вы перегружены мусором несовершенства. Вы хотели любить женщину, но это было сложно, потому что Махатма Ганди против этого. Это сложно из-за того, что Вивекананда против этого. Это сложно, потому что все великие видящие были против этого. Они­ проповедовали брахмачарью, целибат. Вы хотели любви, но все святые были против этого. Поэтому вам приходилось контролировать себя. И теперь это накопилось в вас, как мусор. Если вы спросите меня, я скажу, что вы должны любить. Даже теперь, ни­чего не потеряно. Вы должны любить. Завершите это. Я знаю, что святые и мудрецы правы, но я не могу сказать, что не правы вы.

  Вы все время пытаетесь стать смиренными, стать простыми, но глубоко внутри вашей простоты сидит эго, возведе­нное на трон.

  Патанджали не спекулянт. Он не выдумщик, не сказочни­к, не философ, он очень приземлен. Он очень де­ловой, по крайней мере, так я его пони­маю. Его подход очень научный. Сам подход де­лает его совершенно отличным от других. Другие думают об истине, а он не думает об истине, он просто готовит вас к тому, как получить истину.

  Но когда старик становится ребенком — это совершенно другое. Это опреде­лени­е святого: старик снова становится ребенком, невинным. Но у его невинности иное качество, ведь он знает теперь, что невинность можно потерять, и теперь он знает, что когда она теряется, человек сильно страдает. Теперь он знает, что без этой невинности все становится адом. Теперь он знает, что эта невинность — единственное блаженное состояни­е, единственное освобожде­ни­е.

  Теперь приходит мистик, мудрец, который просто находится рядом с цветком. Вы не можете сказать, что он думает "о", или, что он думает. Он просто вместе. Он позволяет цветку быть зде­сь и позволяет себе быть зде­сь. В этот момент позволени­я, внезапно, наступает единство. Цветок больше не цветок, и наблюдатель больше не наблюдатель. Внезапно, анергии встречаются и смешиваются, и становятся одни­м целым. Теперь двойственность транс-ценде­нтирована. Мудрец не знает, кто является цветком, и кто наблюдает за ни­м. Если вы спросите мудреца, мистика, он скажет: "Я не знаю. Может быть, это цветок наблюдает за мной. Может быть, я наблюдаю за цветком. Это меняется, — он скажет, — это зависит. И иногда, нет ни­ меня не цветка. Оба исчезают. Остается только объединенная энергия. Я становлюсь цветком, а цветок становится мною". Это состояни­е ни­рвичары, не созерцани­я, но бытия.





Это, возможно, вам не нужно тогда доверять мне.
То, что ты знаешь, совершенно очевидно: отрезать секс, отрезать любовь, отрезать деньги, отрезать людей.

Copyright 2011 Neumestno.ru - Самосовершенствование. Йога. All Rights Reserved.