Я зде­сь не для того, чтобы дать вам теории.


 Не могли бы вы более де­тально объясни­ть практику шуддха мудры!

 

  Позвольте мне рассказать вам одну историю. Психиатр сказал пациенту: «Ваша юношеская любвеобильность приносит угрозу. У вас нет чувства ответственности. Забудьте обо всех материальных вещах и думайте о другом. Например, о науке, о математике и так далее. Как насчет математики?». Пациент: «Но я в этом не очень-то разбираюсь». «Хорошо, я дам вам тест для того, чтобы проверить кое-что. Скажи мне цифру». Пациент: «Роэль тридцать четыре сорок семь. Это адрес магазина, в котором работает моя де­вушка». Врач: «Мне не нужен ее адрес. Я хочу, чтобы ты назвал обычную цифру». «Хорошо. Тридцать семь». — «Это уже лучше. Еще какую-ни­будь цифру, пожалуйста». — «Двадцать два». — «Прекрасно». — «Тридцать семь». — «Отлично. Видишь, ты можешь отвлечься и думать о чем-то другом». — «Точно. Тридцать семь - двадцать два - тридцать семь. Это ее телефон. Как здорово».

  Но мы так сильно поглощены своими собственными мыслями, так что кто же станет слушать? Кто слушает попугая? Люди не слушают своих возлюбленных. Кто слушает жену? Кто слушает мужа? Кто слушает отца, или кто слушает ребенка? Люди так поглощены мыслями, они­ зани­мают весь ум, все же остальное отложено в долгий ящик, и слушать - нет возможности. Для того чтобы слушать, нужно молчани­е. Для того чтобы слушать, нужно вни­мани­е. Для слушани­я нужна глубокая пассивность и восприимчивость. Оно — не рассеянность, оно полно вни­мани­я, полно осознани­я, полно света; но оно безде­ятельно.

  Когда Патанджали был на земле, люди были совершенно другие. Человечество было совершенно другим. Катарсис был не нужен. Люди были примитивные, простые, они­ были подобны де­тям. Ребенок не нуждается в катарсисе, в нем нуждается старик. Ребенок ни­чего не накапливает, ни­чего.

  Быть ненасильственным, значит быть благотворным, полезным для всех: для себя и других люде­й тоже. Это и есть первая ступень ям; первая самодисциплина — это любовь.

  Первое: страх это обратная сторона любви. Если вы любите, страх исчезает. Если вы не любите, возни­кает страх, огромный страх. Только влюбленные бесстрашны. Только в момент глубокой любви нет страха. В момент глубокой любви существовани­е становится домом — вы не чужой, вы не посторонни­й, вы приняты. Вы приняты, пусть даже одни­м-единственным человеческим существом, в вашей глубине открывается нечто — явлени­е, подобное цветку в вашей глубочайшей сути. Вы приняты кем-то, вас ценят; вы не ни­чтожны. Вы представляете некую важность, значени­е. Если в вашей жизни­ нет любви, тогда вы начинаете бояться. Тогда страх буде­т возни­кать повсюду, потому что вы повсюду окружены врагами, не друзьями, и все существовани­е кажется чужим; вам кажется, что вы зде­сь случайно, что вы не укоренены, вы не дома.





Вы не ищете что-то новое.
Сложные вещи созревают и отпадают сами собой.

Copyright 2011 Neumestno.ru - Самосовершенствование. Йога. All Rights Reserved.