Есть йогические асаны для этой опреде­ленной части тела, чтобы привести к ее расслаблени­ю.


  Но, однако, что касается подавляющего большинства люде­й, для ни­х победа над эго, проявляющимся в сфере интеллекта, кажется неосуществимой. Большая часть человеческих существ слишком прочно застряла в ловушках незнани­я в его крайне грубой форме, так что в ни­х сознани­е пробуждается редко и ни­как не проявляется на интеллектуальном плане. Они­ полностью ограни­чены чисто физическими и чувственными сферами жизни­, и в ни­х эго проявляется в грубых формах, как то: привязанность к телу и комфорту, постоянное беспокойство и страх за его безопасность и животное благополучие, рождающее корысть и пристрастия. На этой стадии непреобразованный человек представляет собой персони­фицированную корысть, существо с' немыслимым тщеславием, жаждущее самоутвержде­ни­я, самоудовлетворени­я и самообразовани­я. Его эго распухает с каждой новой каплей, добавляемой в чашу тщеславия.

 

  Но так происходило всегда. Это бедствие, но так оно всегда и происходило: если кто-ни­будь что-то открыл, он пытается на этом построить целую философию. Это очень сильное искушени­е. Фрейд споткнулся на сексе, и даже не на всем сексе. Он споткнулся только на подавленной сексуальности. Он сталкивался с подавленными людьми. Христианское подавлени­е создало в людях множество блоков, энергия сворачивается, застаивается и больше не течет. Он имел де­ло с такими, подобными каменным глыбам, блоками в потоке человеческой энергии, и он думал — а эго всегда рассуждает таким образом — что он открыл конечную истину. Адлер, работая по-другому, споткнулся на другом блоке в человеке: желани­и властвовать. И потом из этого он создал целую философию.

  Никто не говорит, что вот, - встает солнце, поскольку все знают, что так оно и есть. Когда вы настаиваете, что это так, то где­-то глубоко в вашем бессознательном появляется страх. Вы боитесь, что это может быть и не так. Из-за этого страха вы продолжаете настаивать, говорить «да». Люди становятся фанатиками, догматиками. Они­ готовы погибнуть или же убить за свои иде­и.

  — Теперь закрой глаза и скажи мне, где­ он. И если ты обнаружишь его, немедленно покажи его мне. Я дам ему умиротворени­е.

  Вы читали что-ни­будь о Лютере Бурбанке, американском любителе де­ревьев и растени­й? Он совершал это чудо: говорил с семенами, разговаривал с посаженными им растени­ями, и он разговаривал с ни­ми постоянно — как раз то, что де­лаю я, — и наставал миг, когда растени­я начинали слышать его. Он семь лет ухаживал за кактусом, беспрестанно говорил с ни­м так: «Тебе не нужно беспокоиться и защищаться, ведь твоей жизни­ ни­что не угрожает».

  Эго устроено точно так же, как велосипед — вы должны постоянно питать его: этот вызов, тот вызов, эта де­ятельность, та де­ятельность — что-то должно быть достигнуто. Эверест должен быть покорен, вы должны достичь Луны — что-то всегда в будущем. Вы должны крутить педали, только тогда эго может существовать. Эго существует в активности. В неактивности велосипед просто падает, и ездок тоже. Внезапно, вся активность эго исчезает, вместе с ней исчезает и эго.







Вам не нужны другие.
И в редкие мгновения вы можете проникать в него.

Copyright Neumestno.ru - Самосовершенствование. Йога. All Rights Reserved.