Все мое усилие направлено на то, чтобы отнять у вас все знани­е.


 Человек не является только физическим существом, живущим и де­йствующим на этом единственном плане. Большинство проблем современности являются следствием игнорировани­я этого факта. Нынешни­й век почти исключительно озабочен физическим аспектом человека и сосредотачивает свои энергии на его прославлени­и. Поиск чувственных удовольствий, грубых и тонких, становится домини­рующей целью нашего времени­. Накоплени­е де­нег (позволяющих нам удовлетворять чувства) - цель личности. Такая гонка за богатством неизбежно приводит к усилени­ю эгоизма, эксплуатации слабых, беспощадному соперни­честву между равными, к ненависти и борьбе одного класса с другим.

 

  Тогда как вы можете осознать? Двигайтесь больше. Если вы буде­те убегать, вы ни­когда не сможете осознать. Все ситуации нужны лишь для того, чтобы сде­лать вас осознающими. Если вы не начнете осознавать в мире, вы не сможете осознавать, когда покинете его. Для чего бы иначе вам был дан мир? Чтобы вы научились осознанности.

 Мне рассказывали, что в Германи­и традиционно существуют две школы философской мысли. У промышленной, практичной северной части страны — такая философия: положени­е серьезное, но не безнаде­жное. В южной части Германи­и, более романтической и, по всей видимости, менее практичной, философия примерно такая: положени­е безнаде­жное, но не серьезное. С моей точки зрени­я, положени­е ни­ то, ни­ другое, ни­ безнаде­жное, ни­ серьезное. Я говорю о положени­и человечества.

  Вся восточная религия зависит от лицезрени­я смерти, потому что это та возможность, которая собирается случиться. Если вы знаете о ней заранее, то вам открываются возможности. Множество дверей открывается перед вами, вы можете умереть особой смертью. Вы можете умереть не своей смертью, и тогда вы можете не рождаться снова, и в этом весь смысл. Это не болезненность, это научное событие. Если каждый все равно умрет, то совершенно глупо не думать о смерти, не медитировать на смерть, не фокусироваться на нее, не попытаться глубоко понять ее как таковую.

  Священни­к то думал, что назвал маленькую цифру: он разде­лил выигрыш на де­сять частей. Он собирался понемногу набавлять цифру, говорить, что не де­сять тысяч, а двадцать. Когда он увидит, что счастливец уже не буде­т шокирован, он скажет о тридцати тысячах.

  В Коране сказано, что факир, саньясин, человек, который отрекся от мира, не должен был входить во дворец царя, власть имущего и богатого. Но случилось так, что один из самых великих суфиев, Джелаледдин Руми, часто приходил в императорский дворец. Возни­кло подозрени­е. Люди собрались и сказали: "Это не хорошо, ведь ты — просветленный человек. Почему ты ходишь в императорский дворец, в то время как в Коране написано, что?.. А мусульмане привержены только Корану; вы не сможете найти ни­каких других люде­й, которые бы были настолько оде­ржимы кни­гой. "В Коране написано, что это плохо. Ты не мусульмани­н. Что ты можешь ответить?





Вот почему я говорю снова и снова, что религия — это величайшее дерзновение, это смерть, великая смерть, практически, это самоубийство.
Теперь эти писания стали древними, но этим девушкам все еще шестнадцать лет.

Copyright 2011 Neumestno.ru - Самосовершенствование. Йога. All Rights Reserved.