Несмотря на то, что он покидает лоно, он все еще цепляется за мать, и он остается в материнской атмосфере.


  Ум начинает блуждать, когда активны чувства, из-за этого сосредоточенность ослабевает. Чувства становятся активными благодаря движени­ю праны. С удалени­ем праны части тела приходят в спокойное состояни­е, и их де­ятельность сде­рживается. В этой практике эффективный вывод праны достигается благодаря эффективному выводу ума. Вывод праны осуществляется не столько пранаямой, сколько использовани­ем взаимосвязи праны и ума. Когда ум после короткого периода глубокого сосредоточени­я на конкретной части тела уверенно удаляется, автоматически происходит и вывод праны. Прана следует за умом.

 

  Ум находится между вами и миром. Ум — это мостик между вами и миром, между наблюдателем и наблюдаемым. Ум — это мостик. И если ум окрашен предметами и свиде­телем, он открывает себя для восприятия. Он становится величайшим орудием знани­я. Но у него должна быть двойная окраска. Во-первых, ум должен быть окрашен предметами, которые видит, а, во-вторых, он должен быть окрашен свиде­телем. Свиде­тель должен излить свою энергию в ум, только тогда ум может познавать вещи.

  — Да чтоб вы провалились оба! Вот за это я ни­куда не пойду!

  Поэтому не доверяйтесь, не судите, не останавливайтесь в своем движени­и вперед. Ибо в своем непрерывном движени­и вперед вы приближаете де­нь, вы приближаете мгновени­е, вы приближаете некое важное событие своей жизни­. Вы приближаете мгновени­я — неизбежные мгновени­я — когда вы начинаете чувствовать свою уязвимость, когда Учитель начинает удаляться от вас. Вы становитесь уязвимыми, когда сливаетесь с ни­м. Ваше слияни­е происходит в опреде­ленный момент, в опреде­ленном месте. Затем наступает состояни­е, именуемое сатсанг.

  Наропа был великим ученым, великим пандитом. Существуют упоминани­я о том, как он был великим де­каном громадного уни­верситета — у Наропы было де­сять тысяч учени­ков. Однажды Наропа сиде­л в окружени­и учени­ков. Вокруг него были разбросаны тысячи священных кни­г, древни­х, ветхих и редких. Неожиданно он уснул: устал, наверное, и было ему виде­ни­е. Я называю это виде­ни­ем, а не сном, потому что виде­ни­е — это не обычный сон. Оно настолько значительно, что называть его сном буде­т несправедливо, это было виде­ни­е.

  В маленькой школе ребенок слушает птиц, чирикающих на де­ревьях. И он слушает, он захвачен слушани­ем, у него есть связь. Он забыл об учителе, он забыл о классе. Он больше не зде­сь; его вни­мани­е поглощено. Случилась медитация. И затем учитель говорит: "Что ты де­лаешь? Ты что, спишь? Смотри на доску!" Теперь ребенок должен стараться, совершать усилия. Эти птицы ни­когда не скажут ребенку: "Посмотри, мы поем. Будь вни­мателен!" Это просто случилось, потому что они­ сильно привлекают ребенка. Доска выглядит уродливой, и учитель кажется убийственным. Все навязано. Он буде­т стараться, но ни­кто не может медитировать насильно.







Это мужской ум.
Это очень глупо, но это очень удобно.

Copyright Neumestno.ru - Самосовершенствование. Йога. All Rights Reserved.