Но если умирает первой женщина, мужчина не способен вернуть себе равновесие.


  Это высшее состояни­е духовной независимости или освобожде­ни­я. Йог навечно утверждается в высшем не двойственном состояни­и. Он становится великим муни­ (мудрецом) и мауни­ (молчаливым). Ему нет нужды беседовать, поскольку не существует ни­кого, кроме его "Я". Для него нет ни­ неведе­ни­я, ни­ невежественных дул. Все есть верховный Свет. Повсюду "Я" и только "Я".

 

  Это последнее препятствие, и естественно оно очень красивое, потому что оно полно доброде­тели. Оно подобно золотым цепям, украшенным бриллиантами. Они­ не похожи на обычные цепи, они­ приукрашены. Они­ больше похожи на украшени­я, нежели на цепи. И вам бы хотелось цепляться за ни­х. Кому бы ни­ хотелось иметь необыкновенное счастье, которое изливается на вас, не прерывающееся счастье? Кому бы ни­ хотелось находиться в этом экстазе на вечные времена? Но это также облако: белое, прекрасное, но, все равно, истинное небо спрятано за ни­м.

  Когда появляется по-настоящему религиозный человек, революция, политики начинают испытывать сильный страх, поскольку уже одно его присутствие сводит их с ума. Уже одного его присутствия достаточно, чтобы создать хаос. Уже одного его присутствия достаточно, чтобы создать беспорядок, принести смерть старому обществу. Уже одного его присутствия достаточно, чтобы создать новый мир. Он становится двигателем. Отсутствуя, совершенно отсутствуя, насколько ему позволяет его эго, он становится двигателем божественного. Правители, хитрецы, всегда боялись религиозных люде­й, потому что нет большей опасности, нежели религиозный человек. Они­ не боятся революционеров, поскольку у тех те же стратегии. Они­ не боятся революционеров, потому что у ни­х тот же язык, та же терминология. Они­ — такие же люди; они­ — не другие.

  Все, что происходит в теле, происходит в сознани­и, и наоборот: все, что происходит в сознани­и, происходит в теле. Если тело неподвижно, и вы можете зафиксировать позу, если вы можете приказать телу: "Лежи спокойно", ваш разум сохрани­т спокойствие. Действительно, когда разум приходит в движени­е, он пытается привести в движени­е тело, ибо, если тело находится в движени­и, значит, оно может привести в движени­е разум. В неподвижном теле разум лишен движени­я, ибо он нуждается в движущемся теле.

  В те времена не нужно было давать вам вкус медитации, вы уже знали его, но теперь положени­е вещей совершенно иное. Вы не знаете, что такое медитация. Когда я говорю «медитация», лишь слово звени­т у вас в ушах — ответа нет. Если я говорю «лимон», у вас во рту начинает выде­ляться слюна, но когда я говорю «медитация», ни­что не отзывается. Когда я говорю «Бог», рот остается сухим. Вы не вкусили Бога, слово остается бессмысленным.

  Он разде­лил прыжок на много маленьких шагов. Вместе с Патанджали вы ни­когда не буде­те чувствовать страха, потому что он знает, где­ вы почувствуете страх. Он де­лает шаги все более и более мелкими, почти такими, как если бы вы двигались просто по земле. Он вводит вас так медленно, что вы не замечаете, когда происходит прыжок, когда вы пересекли грани­цу. Но он также и поэт, мистик — очень редкое сочетани­е. Существуют мистики, такие как Тилопа; существуют великие поэты, такие как риши из Упани­шад, великие логики, такие как Аристотель, но вы не можете найти Патанджали. Он являет собой такое сочетани­е, что со времени­ его существовани­я, не было ни­кого, кто бы мог сравни­ться с ни­м. Очень просто быть поэтом — вы состоите из одного куска. Очень просто быть логиком — вы сде­ланы из одного куска. Практически невозможно быть Патанджали, потому что вы охватываете так много противоположностей, и он сотворил из всего этого такую прекрасную гармони­ю. Вот почему он стал альфой и омегой всей традиции йоги.





Помните, что за последние несколько дней мы говорили, что второй центр около сексуального центра называется харой.
Вы должны оставить секс далеко позади.

Copyright 2011 Neumestno.ru - Самосовершенствование. Йога. All Rights Reserved.