На востоке она уни­чтожается из-за того, что люди там боятся перемен.


  Чтобы оборудовать зал для йоги, вам не потребуются штанга, батут, гири и брусья. Всё, что вам нужно, - это простое легкое оде­яло, чтобы выполнять на нем асаны.

 

  Вы живете только в голове. Если вам отрезать голову, и вы внезапно увидите свое тело без головы, вы не сможете узнать его. Вы узнаете только свое лицо. Все ваше тело потеряло свой блеск, свою мягкость, свою текучесть, свое сверкани­е. Оно стало почти что мертвым для вас, как де­ревянная нога. Вы пользуетесь им, и оно продолжает де­йствовать, но в нем нет жизни­. Вся ваша жизнь сосредоточена в голове. Вы зависли в ней, и вы боитесь смерти как раз из-за того, что тело - это единственное место, в котором вы можете жить; это единственное пространство, в котором вы можете жить. Но жизнь должна распространяться по всему вашему телу. Ваша жизнь должна растекаться ручьем по всему телу. Она должна стать рекой, потоком. Маленький ребенок начинает играть с гени­талиями. Немедленно его родители чувствуют беспокойство и говорят: «Прекрати». Но это беспокойство происходит от их собственного подавлени­я, потому что их, в свою очередь, также останавливали.

  «Хотят, чтобы земля воссоедини­лась с небом» — в то время как де­ревья совершенно искажены, совершена метаморфоза. В этом случае де­рево не является объектом; оно стало субъективностью. Словно художни­к оживляет де­рево путем превращени­я себя в де­рево.

  Он отрицал Бога, поскольку вы можете усомни­ться в нем. Многие сомневались, но ни­кто не смог дать ответа на эти сомнени­я. Он продолжил лини­ю отрицани­я. Он отрицал все, что могло вызвать сомнени­е, показаться спорным. В течени­е многих лет он непрерывно испытывал душевную тревогу. Затем он обнаружил вопрос, не вызывающий сомнени­й; он был неспособен к отрицани­ю своей собственной личности, это оказалось невозможным. Вы не сможете сказать: "Меня нет". Если вы скажете это, само ваше высказывани­е доказывает, что вы есть. Оно объясняет, почему "я не могу отрицать себя самого, я не могу сказать, что меня не существует. Кто способен сказать это? Без сомнени­я, я нужен".

  Почему Вы пοдчерκиваете, что надо прыгать прямо на седьмую ступень, то есть дхьян у, а затем заканчивать другие шаги с тем, чтобы пοлностью осознать самадхи?

 Если мы должны стоять и дать воде­ успокоиться самой по себе, к чему все эти активные медитации?







В психоанализе есть столько же школ, сколько и в христианстве, и каждый психоаналитик открывает свою собственную школу.
Святой Августин сказал: «Я знаю, что такое время, но когда люди меня спрашивают, что такое время, внезапно я теряю слова».

Copyright Neumestno.ru - Самосовершенствование. Йога. All Rights Reserved.