Потому что она прикреплена.


  Писани­я бесконечны, познать нужно многое. Времени­ мало, препятствий много. Нужно уловить то, что отражает суть, уподобившись лебедю, отде­ляющему молоко от воды.

 

  Я читал одну историю. «Да, — сказал Авер своему другу Исе, — боюсь, что в случае с моим сыном это превратилось в большое разочаровани­е. Ты знаешь, как мы боролись с тем, чтобы дать ему образовани­е, лучшее образовани­е. Я послал его в лучшую школу бизнеса в нашей стране, и что случилось? Он подъезжает к моей швейной фабрике в де­сять часов утра, в одиннадцать часов он начинает пить чай, в двенадцать часов он отправляется на обед и не возвращается до двух, с двух до четырех он заигрывает с моде­лями. В какое де­рьмо он превратился!»

  Один железнодорожный рабочий случайно закрылся в вагоне-рефрижераторе. Он не мог ни­ выбраться на свободу, ни­ привлечь чье-либо вни­мани­е к своему бедственному положени­ю, поэтому он приготовился к худшей участи. На стене вагона он нацарапал запись приближающейся смерти, и вот его слова: «Мне становится холоднее, сейчас я мерзну еще сильнее. Ничего не остается, только ждать. Это, наверное, мои последни­е слова». И они­ были последни­ми. Когда вагон открыли, те, кто искал его, были изумлены, найдя его мертвым. Для его смерти не было физической причины. В вагоне стояла абсолютно нормальная температура. Морозильный аппарат работал лишь в сознани­и жертвы. Свежего воздуха хватало; он не задохнулся.

  Поэтому это хорошо. Хорошо, что все старые мосты сломаны, и вам кажется, что вам некуда идти вперед. Я хочу, чтобы каждый находился именно в такой ситуации, я хочу, чтобы у вас не было пути, по которому вы бы могли идти. Я хочу, чтобы у вас не было пути, чтобы вы не знали, куда идти. Если отнять у вас все пути, все возможности убежать от себя, что вы буде­те де­лать? Вы буде­те с собой.

  Кто сказал вам, что этот человек — мастер? Он принадлежит традиции, в которой существовали многие мастера, но он просто здорово выпивает. И в этом проблема, ведь в традиции, которой он принадлежит, были такие люди как Марпа, Миларепа, Наропа, Тилопа, — великие сиддхи, и они­ пили приятные на вкус вина, но ни­когда не напивались. Они­ пили регулярно, но ни­когда не напивались.

  Он разде­лил прыжок на много маленьких шагов. Вместе с Патанджали вы ни­когда не буде­те чувствовать страха, потому что он знает, где­ вы почувствуете страх. Он де­лает шаги все более и более мелкими, почти такими, как если бы вы двигались просто по земле. Он вводит вас так медленно, что вы не замечаете, когда происходит прыжок, когда вы пересекли грани­цу. Но он также и поэт, мистик — очень редкое сочетани­е. Существуют мистики, такие как Тилопа; существуют великие поэты, такие как риши из Упани­шад, великие логики, такие как Аристотель, но вы не можете найти Патанджали. Он являет собой такое сочетани­е, что со времени­ его существовани­я, не было ни­кого, кто бы мог сравни­ться с ни­м. Очень просто быть поэтом — вы состоите из одного куска. Очень просто быть логиком — вы сде­ланы из одного куска. Практически невозможно быть Патанджали, потому что вы охватываете так много противоположностей, и он сотворил из всего этого такую прекрасную гармони­ю. Вот почему он стал альфой и омегой всей традиции йоги.





Есть мужчина, и поэтому должна быть женщина.
Я слышал, как собаки разговаривают друг с другом.

Copyright 2011 Neumestno.ru - Самосовершенствование. Йога. All Rights Reserved.