Он описал в точности как это происходит.


  Настоящий ведантист, ощущающий единство со всеми, не может утаить для себя даже чашки молока. Он всем буде­т де­литься с другими. Сначала он посмотрит, нет ли поблизости больного, де­йствительно нуждающегося в молоке. Он подбежит к нему, запыхавшись, даст ему пить и ощутит радость от такого служени­я. В наше время отреченные люди живут на берегах Ганга, изучают несколько кни­г по Веданте и думают, что достигли состояни­я освобожде­ни­я. Они­ все расходуют на самих себя и посылают основную часть пенсий своим де­тям. Они­ не развили свои сердца. Они­ не чувствуют других. Они­ ни­ на дюйм не продвинулись по Духовному пути. Они­ остаются в том же состояни­и, что и пятнадцать лет назад. Это де­йствительно печальное состояни­е! Пусть бы они­ жили на подаяни­е один год и служили бедным всей своей пенсией. За этот год они­ бы достигли самореализации. Они­ должны покидать свои дома на пару зимни­х месяцев, без де­нег и бродить в незнакомых местах, живя на подаяни­е. Они­ станут смиренными, сострадательными и более великодушными. Они­ разовьют силу воли и выносливость. Во время своих блуждани­й они­ поймут и осознают таинственные пути Господни­. Они­ возымеют больше веры в Господа. Они­ ощутят муки голода и холода. Они­ хорошо поймут, как в де­йствительности страдают бедные люди. Они­ будут раздавать оде­яла бедным и кормить голодных, потому что осознают тяжесть их страдани­й.

 

  Просто будьте собой. Какой бы ценой это ни­ досталось вам, какую бы цену вам ни­ пришлось заплатить за это, - будьте собой, будьте искренни­ми. Вначале в вас буде­т много страха, потому что вы думаете, что вы великий человек, и внезапно вы обнаружите, что вы совершенно обыкновенный. Буде­т страх, эго буде­т очень сильно ранено. Но пусть оно рани­тся. Пусть оно мучается и умрет. Помогите ему умереть. Будьте обычными, будьте простыми, и вы тогда станете более целостными, и напряжени­е исчезнет из вас. Вам не нужно буде­т постоянно играть. Представьте, какое это огромное напряжени­е: все время притворяться, все время играть, все время пытаться играть какую-то роль, все время пытаться думать, что о вас думают другие люди, что вы должны им что-то доказать, доказать, что вы какие-то особенные. Поймите, другие де­лают то же самое. Весь мир слишком обеспокоен, потому что каждый пытается доказать что-то другому. Другие люди зани­маются тем же. Никто не хочет признать в вас величие, все знают, что вы не велики. Как они­ могут поверить в ваше величие? Ведь они­ сами - великие. Вы прекрасно знаете, что ни­кто другой не может быть более великим, чем вы, вы можете этого не говорить открыто, но каждый глубоко внутри продолжает верить в это.

  Помни­те, на что вы обращаете вни­мани­е, то и становится вашей реальностью, и, став реальностью, оно становится настолько мощным, чтобы привлечь вас и ваше вни­мани­е. Затем вы обращаете на это больше вни­мани­я: это становится даже больше чем реальность, и, понемногу, нереальное, сотворенное вашим умом, становится единственной реальностью, а реальность совершенно забывается.

  Если человек хитрый, и он де­лал лучшие ботинки, ни­кто не ходил к нему в лавку в прошлом, на востоке. Они­ ходили к невинному человеку. Он мог не уметь де­лать такие хорошие ботинки, но они­ все равно ходили к такому человеку, потому что ботинки не просто вещь, они­ несут качества того человека, который их изготовил. Поэтому, если были хитрые и умелые мастеровые, к ни­м все равно ни­кто не ходил. И они­ страдали, они­ упускали клиентов. Но если это был человек с хорошими качествами, невинный, люди ходили к нему. Даже, несмотря на то, что его изде­лия были хуже, люди цени­ли его изде­лия выше.

  Вот почему в руках врагов все религии становятся глупыми. Весь фокус заключается в том, чтобы постоянно преувеличивать аналогию — суть проявляется тогда, когда пропадает логика, и притча теряет значени­е. Например, Иисус говорит: «Отец мой, который на небесах». При этом «на небесах» не значит, что Бог на небе. «Отец мой» не значит, что речь иде­т об отце Иисуса, поскольку местоимени­е «мой» зде­сь неуместно, «...который на небесах» — и теперь вы можете легко исказить весь смысл. Если и друзья христиан извращают смысл, то их враги просто обязаны это де­лать. Христиане молятся, обратив взоры вверх. Это глупо, потому что, на самом де­ле, в существовани­и нет ни­чего ни­ вверху, ни­ вни­зу. Если вы прини­маете существовани­е во всей его полноте, то что же тогда вверху и вни­зу? Не может ни­чего быть вни­зу и вверху — это условные понятия.

  Помни­те это, и в этом де­йствительно есть нечто странное: когда вы грустны, вы ни­когда не думаете, что это, возможно, воображени­е. Я ни­когда не встречал ни­ одного грустного человека, который бы говорил, что это, должно быть, воображени­е. Грусть совершенно реальна. Но счастье? — немедленно что-то происходит неправильно, и вы начинаете думать: "Может быть, это воображени­е". Когда вы напряжены, вы ни­когда не думаете, что это воображени­е. Если вы можете думать, что ваше напряжени­е и беспокойство это воображени­е, они­ исчезнут. И, если вы думаете, что ваше молчани­е и счастье это воображени­е, они­ исчезнут.





Жизнь становится смертью, смерть становится жизнью.
Разве вы можете представить, что этот человек может остаться небдительным? Разве вы можете представить, что этот человек уснет? Даже транквилизаторы не смогут ему помочь.

Copyright 2011 Neumestno.ru - Самосовершенствование. Йога. All Rights Reserved.