Оно перестало быть средством, оно превратилось в конец.


 Он говорит, что дживанмукта вообще не имеет в себе "я", что он пребывает только в абсолютном сознани­и, что внутри у него лишь сознани­е, что природа его - природа абсолютного сознани­я (чинматры), что его Дух повсюду, что он предан блаженству, что он не проводит различий, что он исполнен природы сознани­я, что природа его Атмы - природа чистого влечени­я (к объектам), что он необусловлен и блажен, что его Атма спокойна, что он ни­ о чем, кроме нее, не мыслит, что он избегает мысли о существовани­и чего бы то ни­ было. Он говорит, что дживанмукта осознает: "У меня нет ни­ ума, ни­ разума, ни­ эго, ни­ чувств, ни­ тела, ни­ праны, ни­ иллюзии, ни­ страсти, ни­ гнева. Я велик. У меня нет ни­чего из тех объектов мира, и у меня нет греха, нет характеристик, нет глаз, нет ума, нет ушей, нет носа, нет языка, нет рук, я не хожу, не сплю, не дремлю, я ни­ в причинном состояни­и, ни­ в четвертом состояни­и".

 

  Тот, кто задает вопрос, спрашивает: «Есть противоречие между тем, чтобы доверять себе и доверять вам». Если есть такое противоречие, вы должны доверять себе. Если вы можете доверять себе, больше не нужно ни­чего. Тогда вы глубоко укоренены в своем доверии, а когда де­рево глубоко укоренено в земле, оно вытягивает ветви в неизведанное небо. Когда де­рево укоренено в земле, оно может доверять небу. Когда де­рево не укоренено в земле, оно не может доверять небу, оно всегда боится, боится шторма, боится дождя, боится ветра, солнца, боится всего. Страх приходит от корней. Дерево прекрасно знает, что его корни­ не глубоки. Любая случайность, и де­рево погибнет. Оно уже может считать себя погибшим. Такая жизнь, не укорененная, лишенная центра, вообще не есть жизнь. Это просто медленное, длительное самоубийство. Поэтому если вы доверяете себе, забудьте все про меня. Не нужно даже подни­мать этого вопроса. Но я знаю, и вы также знаете, что не доверяете себе.

  — Вы входите или выходите? Тот, что выходил, ответил:

  Это теперь возможно, пока не наступило. В этом случае я, возможно, буду, как и прежде­, беседовать с вами о йоге, но вы не буде­те слушать меня. Вы сможете прислушаться ко мне, когда это мгновени­е наступит для вас.

  Был такой случай: пришла к нему женщина, великий музыкант, и он попросил все ее украшени­я. Она по-настоящему искренне доверилась ему, она тут же отдала все украшени­я. К вечеру ей вернули эти украшени­я. Но она обнаружила не только свои украшени­я, Гурджиев добавил в сумочку несколько чужих, более ценных, чем ее собственные украшени­я. Она понять не могла, в чем де­ло.

  Прямо сейчас происходит как раз наоборот: из-за того, что вы так убежде­ны в реальности мира во время своего бодрствовани­я, то, когда вы спите, вы думаете, что эти сновиде­ни­я тоже реальны. Никто не чувствует, когда спит, что сновиде­ни­я нереальны. Когда вы видите сновиде­ни­я, это кажется совершенным, это кажется абсолютно реальным. Утром, конечно, вы можете сказать, что это был только сон, но де­ло не в этом, потому что сейчас функциони­рует другой ум. Этот вовсе не был свиде­телем; этот ум слышал только отголосок. Этот сознательный ум, который просыпается утром и говорит, что все это было сном, этот ум вовсе не был свиде­телем. Как может этот ум что-то сказать? — он просто слышал отголосок. Это подобно тому, как вы спите, а два человека разговаривают, и вы в своем сне слышите некоторые слова, и это происходит потому, что они­ говорят слишком громко. Осталось только впечатлени­е о всякой чепухе.




Просветление — это цель, которая дает вам ощущение того, что вы важные, что вы делаете что-то, ваша жизнь наполнена смыслом, что вы не живете бессмысленной жизнью, вы великий духовный искатель.
Ребенок никогда не делал ни единого вдоха, но, едва появившись из материнского лона, он кричит и делает первый вдох.

Copyright Neumestno.ru - Самосовершенствование. Йога. All Rights Reserved.