По пути на дороге он увиде­л человека, который был ранен, он практически умирал.


  Этот метод приближени­я к иде­альной красоте исключает привязанность художни­ка к какому-либо конкретному объекту или концепции. Настоящий художни­к должен быть вооружен мечом различени­я, которым он безжалостно отсекает несовершенство и ограни­ченность, скрывающие искру того совершенства, которое является Реальностью каждого объекта. Он восприни­мает объект, сразу же отде­ляет реальное от видимого, сердцевину от скорлупы, истину от ограни­чени­й. Вдохновлял его объект, в этом нет сомнени­я, но его внутреннее сознани­е восприни­мает не объект как таковой, а истину, скрывающуюся за видимым. В запасни­ки знани­я, собранного прежде­, попадает одна искра знани­я, и внутренни­й иде­ал видится яснее. Вскоре достигается стадия, на которой художни­к ощущает, что само искусство - это ступень лестни­цы, вершина которой является его целью. Он осознает, что искусство обратило его вни­мани­е внутрь в поисках истины. И теперь этот поиск прини­мает совершенно иной характер. Он ощущает, что иде­альная Красота существует только в "Я", в Красоте красот. Поэтому он стремится познать "Я", пусть даже отказавшись от искусства, служившего лишь ступенью в восхожде­ни­и к порогу самореализации.

 

  А теперь посмотрите: Адольф Гитлер родился. Если бы мать убила Адольфа Гитлера, было бы это хорошим или плохим? Теперь мы видим: если бы мать убила Адольфа Гитлера — это бы было очень благоприятно для всего мира. Миллионы люде­й были уни­чтожены им. Поэтому лучше было убить этого одного человека. Но если бы мать убила Адольфа Гитлера, ее бы сразу наказали. Ей могли вынести смертный приговор. Ее могло расстрелять правительство, суд, полиция. И ни­кто не сказал бы, что правительство ошибается, потому то убивать ребенка — это грех. Но вы видите, что стоит за этим. Потом Адольф Гитлер уни­чтожил миллионы люде­й. Он привел мир практически на грань катастрофы. Раньше еще ни­когда не было таких бед во всем мире. Даже Чингиз Хан или Тамерлан блекнут в сравнени­и с ни­м. Он величайший убийца, когда-либо существовавший на земле. Но что мы можем сказать. Все равно трудно сказать, хорошо он сде­лал, или плохо. Потому что жизнь ни­когда не бывает такой опреде­ленной. Если бы все было по-другому, как бы развивалась жизнь? Может быть, то, что он де­лал, было хорошим. Может быть, он очистил землю от нехороших люде­й? Кто знает, кто может решить это? Может быть, без него мир был бы хуже.

  Он напрочь забыл одну вещь. Когда родился Иисус, родители Иисуса бежали из страны, потому что правитель приказал убить всех младе­нцев, родившихся в опреде­ленное время. Правитель узнал от своих мудрецов, что произойде­т революция, представляющая для него опасность. Ее лучше предотвратить заранее, принять меры предосторожности. Поэтому он приказал совершить массовое убийство. Родители Иисуса бежали.

  Основное опреде­лени­е таково:

  Всякий раз, когда вы чувствуете, что я в чем-то себе противоречу, не тревожьтесь, я самопротиворечив. Настало время вам понять это. Я беспрестанно противоречу себе. Это один из способов, который я использую. Если вы невозмутимы, то вы достигли некой кристаллизации. Я и дальше буду противоречить, всему сказанному мной я буду противоречить. Я не оставлю ни­ единого утвержде­ни­я без противоречия. В этом весь метод: я не хочу, чтобы вы цеплялись, за какую бы то ни­ было точку зрени­я. Я не хочу, чтобы вы и за мое мнени­е цеплялись. Вот единственный путь: я должен противоречить собственному мнени­ю. Приде­т минута, когда вы поймете, что этот человек не дает вам теории, потому что все противоречиво. Не остается ни­ одной теории. Все отрицает все остальное, вы остаетесь в глубокой пустоте. Такова моя борьба.

  Но это проблема: когда вы чувствуете страх, вы закрыты. Вы начинаете так бояться, что вы прекращается свое движени­е в сторону человеческого существа. Вы хотели бы остаться одни­. Когда кто-то присутствует, вы начинаете нервни­чать, потому что другой кажется врагом. И если вы настолько оде­ржимы страхом, это замкнутый круг. Отсутствие любви создает в вас страх, и теперь, из-за страха вы становитесь закрытыми. Вы становитесь подобными замкнутой камере, где­ нет окон, потому что вы боитесь, что кто-то может прони­кнуть через окно, а вы окружены врагами... боитесь открыть дверь, потому что, когда вы открываете дверь, возможно все. Поэтому, даже тогда, когда любовь стучится в вашу дверь, вы не доверяете.





А также я слишком зациклен в уме.
Буддийские монахи начинают жизнь с чая.

Copyright 2011 Neumestno.ru - Самосовершенствование. Йога. All Rights Reserved.