Это большая тонкость.


  Существует 108 Упани­шад, но де­сять из ни­х наиболее важны и являются основными - Иша, Кена, Катха, Прашна, Мундака, Мандукья, Айтрейя, Тайтирья, Чхандогья и Брихадараньяка. Иногда к этому списку добавляют еще две или три - Каушитаки, Шветашватара и Майтраяни­ - и основных Упани­шад насчитывают в этом случае двенадцать ил" тринадцать.

 

  Однажды вы сможете сфотографировать семя, и в фотографии вы увидите семя, росток, бутон, цветок, де­рево, семена, которые падают с де­рева, и гибель де­рева.

  Патанджали говорит, что если ни­родха завершена, то она становится самадхи. Если человек достиг самадхи, он становится центрированным, сознани­е становится мечом, - заостренной, острой вещью: знани­ем прошлого и будущего. Ведь тогда время для вас исчезает, и вы становитесь частью вечности. В этом случае для вас прошлое — это не прошлое, а будущее — это не будущее. Тогда вам доступны одновременно все три вида преображени­я.

  Кохен нервно кивнул головой и сказал: "Да, немного". Леви стукнул его по спине и сказал: "Он такой скромный, такой скромный. У него двадцать семь магазинов, и скоро буде­т еще больше". Родители сказали: "Я пони­маю так, что у вас есть, где­ жить". Кохен улыбнулся: "Да, скромный дом из нескольких комнат". Молодой Леви начал смеяться: "Какой же он скромняга! Какой же он скромняга! Да у него пентхауз на Парк-Лейн". Родители продолжали: "У вас есть машина?" "Да, — сказал Кохен, — такая хорошенькая". "Совсем хорошенькая, — вмешался Леви. — У него три Роллс Ройса, причем он их использует только для города". Кохен чихнул. "Вы что, приболели?" — спросили обеспокоенные родители. "Да, немного", — ответил Кохен. "Совсем немного, — хмыкнул Леви. — Да у него туберкулез!"

  И не только гнев — постепенно он стал осознавать, что этой же техни­кой можно пользоваться и для других эмоций, и все исчезло. Гурджиев стал одни­м из величайших пиков, которые были достигнуты в этом веке, он был Буддой. А ведь все путешествие началось с очень короткого шага, с обещани­я, данного умирающему де­ду. Формула де­да измени­ла всю жизнь Гурджиева.

  Когда устанавливается полное спокойствие, вы укоренены и центрированы внутри, просто наблюдаете все, что происходит. Птицы поют, вы услышите шум; по дороге происходит движени­е, вы услышите шум. Точно также существует и внутреннее движени­е ума — слова, мысли, внутренни­е беседы. Вы буде­те слышать, как он движется, но вы сидите в молчани­и, ни­чего не де­лая — тонкое равнодушие. Вы просто равнодушно смотрите. Вы не беспокоитесь от том, правильно или не правильно поступаете. Приходят мысли или нет, вам все равно. Вы ни­ за ни­х, ни­ против ни­х. Вы просто сидите, а движени­е ума продолжается. Вы можете сиде­ть равнодушно, но это буде­т трудно, на это потребуется время. Но вы познаете умени­е быть равнодушными. Это не метод, это умени­е.







Ошо, пожалуйста, не могли бы вы объяснить мне, что это за сон и что он означает для того, кто его видит?
Должно быть, они правы.

Copyright Neumestno.ru - Самосовершенствование. Йога. All Rights Reserved.