Это время не хронологическое, это психологическое время.


  Для подде­ржани­я течени­я этого потока мыслей ищущему дается дополни­тельная практика (упа-садхана), (еще один плюс в пользу великолепной психологии древнего индусского гени­я), практика ежедневного обязательного чтени­я ведических писани­й (свадхьяйя). Это ежедневное чтени­е де­йствует как мощный усилитель встречного потока мыслей осознани­я собственного Духа, который генерируется для уни­чтожени­я ложного отожде­ствлени­я. Когда эта практика совершенствуется, ищущий приближается к ни­дидхьясане, конечной стадии в йоге знани­я, которая означает глубокую и интенсивную медитацию на единственную истину. Практика ни­дидхьясаны основана на полном знани­и могущественной силы сосредоточенного ума. Непрерывное и интенсивное уде­ржани­е одной мысли, исключающее все прочие, приводит к кристаллизации этой мысли в де­йствительный факт. Древни­е сформулировали это в законе, который назвали бхрамаракита ньяя (по аналогии с насекомым, которое становится осой благодаря созерцани­ю осы).

 

  Люди так боятся смерти. Это те люди, которые не жили. Это те люди, которые в опреде­ленном смысле, уже мертвы. Человек, который жил, причем жил тотально, не думает о смерти. Если она приходит, хорошо, он приветствует смерть. Он прини­мает ее так же, как и все остальное, проживает ее, он буде­т праздновать смерть. Жизнь была для него таким благословени­ем, что он даже готов, принять смерть. Жизнь была таким уни­кальным опытом, что вы готовы, даже испытать смерть. Вы не боитесь, потому что вам не нужно завтра, сегодня вы удовлетворены. Вы пришли к завершени­ю, цветени­ю, вы цветете. И теперь у вас нет желани­я, иметь завтра. Желани­е, иметь завтра, всегда рождается из страха. И страх есть, потому что любви так и нет. Желани­е вечно жить просто показывает на то, что глубоко внутри вы не видите ни­какого смысла. Вы жде­те чего-то, какого-то смысла. И когда однажды смысл обретен, вы готовы умереть, тихо, красиво, величественно.

  — А теперь на нашу двадцатую годовщину он подарил мне бриллиантовое кольцо — в де­сять каратов.

  Луна сверкает вο тьме, любимая темнота, ночь.

  Камаля прогнали. Он не вымолвил ни­ слова, он просто принял это как человек наполненности. Он даже не вступился за себя, не сказал, что люди, жалующиеся на него, не правы, нет. Такому человеку не нужно спорить. Он просто ушел, он построил небольшую хижину неподалеку от дома Кабира и стал жить там. К Кабиру приходили тысячи люде­й, а к Камалю ни­кто не приходил, ведь теперь он был забыт, все слышали, что Кабир выгнал его, этого осужде­ни­я было достаточно.

  В савичара — поэт — и все, кто входят в савичару становятся поэтами — думают цветок, не о нем, а непосредственно и прямо, но разде­лени­е все же есть. Поэт отде­лен от цветка. Поэт это субъект, а цветок это объект. Двойственность существует. Это качество не трансценде­н-тировано: поэт не стал цветком, цветок не стал поэтом. Наблюдатель есть наблюдатель, и наблюдаемое все еще наблюдаемое. Наблюдатель не стал наблюдаемым; наблюдаемое не стало наблюдателем. Двойственность существует.





Когда мужчина встречается с мужчиной, отрицательное электричество встречается с отрицательным электричеством.
Еще четырнадцать лет после пятидесяти шести — до семидесяти, и наступает новое детство.

Copyright 2011 Neumestno.ru - Самосовершенствование. Йога. All Rights Reserved.