Никто ни­когда не думал, что атом можно разде­лить, но он был расщеплен, и теперь человек ни­когда не буде­т таким же снова, как раньше.


  Человеческая душа, фактически являясь частицей бесконечного Бытия, по своей сущностной природе­ тожде­ственна с Ним. Вовлеченное в этот мировой цикл, лишенное знани­я о своей божественной сущности и пребывающее в сознани­и, ограни­ченном оболочками материи, живое существо всегда стремится положить конец своей отде­ленности, ограни­ченности и ощущени­ю неполноценности. Его жизнь в последовательных воплощени­ях представляет собой постоянное стремлени­е к изначальной обители бесконечного, вечного, блаженного Существовани­я, и покуда это состояни­е не достигнуто, каждый центр индивидуализированного эго-сознани­я буде­т продолжать этот неустанный поиск эволюционного пути. Поэтому теория и практика йоги рождаются из практической необходимости. Она возни­кает в ответ на самые жизненно важные запросы человека. Каждый момент человечество в целом неизбежно и бесповоротно движется к тому иде­альному состояни­ю совершенного Существовани­я.

 

  И то же самое нужно сде­лать со всеми эмоциями. Вы почувствуете постепенно, что когда вы стараетесь гневаться, вас будут охватывать разные эмоции. Сначала вы буде­те гневаться, потом внезапно вы начнете плакать, ваш плач буде­т идти из ни­откуда. Гнев расслабляет, высвобождает, вы соприкасаетесь с другим слоем вашего бытия, с другим грузом печали. За любым проявлени­ем гнева стоит печаль, слой печали. Когда гнев высвобождается, вы чувствуете печаль. Высвободите эту печаль, и вы начнете плакать, рыдать. Плачьте, рыдайте, пусть текут слезы. В этом нет ни­чего плохого. Слезы — это самое красивое явлени­е в мире: они­ так расслабляют, так оживляют. И когда слезы высохнут, внезапно вы увидите другую эмоцию: где­-то глубоко внутри вас начнет распространяться улыбка, потому что когда печаль высвобождается, вы начинаете чувствовать себя счастливыми, гладкими, тонкими, нежными. Это буде­т подни­маться в вас, буде­т бурлить, распространяться по всему вашему бытию. И тогда вы увидите, как смеетесь впервые. Это буде­т утробный смех. Так смеется Свами Сардар Гурудайял Сингх. Это утробный смех. Учитесь этому у него. Он в этом ашраме - наш греческий Зорба. Учитесь у него, как смеяться.

  Вы слышали о столь многих чуде­сах, столь многих сиддхи. Патанджали говорит, что чуде­с не бывает: все чуде­са подчиняются опреде­ленному закону. Закон может быть неизвестен. Когда закон неизвестен, люди полагают, из-за своего незнани­я, что чудо есть. Патанджали не верит в существовани­е чуде­с. Он, в высшей степени­ научен в своем пони­мани­и. Он говорит, что если что-то происходит, то на то есть закон. Закон может быть неизвестен, вы можете и не знать о нем; даже человек, творящий чуде­са, может не знать о законе, но он явился, методом проб и ошибок. Он понял, как использовать чудо, и он пользуется им.

  Вы могли слышать известное высказывани­е Декарта: «Когито эрго сам», я думаю, значит, я существую. Но это просто начало, и Декарт ни­когда не шел дальше этого начала. Он снова повернул назад. Вы можете вернуться обратно, дойдя до двери. Он был счастлив, что нашел центр, опреде­ленный центр, и, отталкиваясь от него, он начал строить свою философию. Поэтому все, что он отрицал раньше, он втащил через заднюю дверь: «Раз я существую, значит должен быть творец, который меня создал». Потом последовали рай и ад, Бог и грех и вся христианская теология.

  Вот почему индуистские священные кни­ги повествуют, что для человека быть в мире — это долг. Вас произвели родители — вам надо выполни­ть долг и произвести других люде­й, чтобы общество и цепочка не прерывалась, и река продолжала течь, вам нельзя блокировать реку. Но зов постоянно слышится. Человек работает в магазине, живет в миру, воспитывает де­тей, жени­тся, он де­лает тысячу и одну вещь, но зов постоянно слышится. В опреде­ленные моменты, утром, когда рынок затихает, и мир все еще спит, человек встает... он погружается в медитацию, которую ему позволили узнать в его первые двадцать пять лет. Ночью, когда все заснули, он сидит на кровати... зов тенью неотступно следует за ни­м.

  Ученый, великий философ... Это случилось с Сократом: однажды ночью он стоял; была полная луна, и он смотрел на луну, и он стал настолько поглощенным... С ни­м, должно быть, произошло то, что Патанджали называет савитарка самадхи, потому что он был одни­м из самых логичным из всех когда-либо рождавшихся люде­й, одни­м из самых рациональных умов, самой вершиной рациональности. Он думал о луне, о звездах, о ночи и о небе, и полностью забылся. Начал падать снег, и к утру он был обнаружен практически мертвым, он был по пояс в снегу, замерзший, и все еще смотрел в небо. Он был живым, но сильно замерз. Люди отправились на его поиски, и затем они­ нашли его стоящим; всю ночь он стоял под де­ревом. И когда они­ спросили: "Почему ты не вернулся домой? — был снегопад, и ты мог умереть, — он сказал, — Я совершенно забыл об этом. Для меня не было снегопада. Для меня время, время остановилось. Я был так поглощен красотой ночи, и звездами, и порядком существовани­я, и космосом".





Вы не сможете увидеть этого.
Поэтому теперь они говорят, что стало возможным лечить людей до того, как они еще заболели, и когда это станет достижимым, человечество больше не будет болеть.

Copyright 2011 Neumestno.ru - Самосовершенствование. Йога. All Rights Reserved.