Я все еще буду в кресле, и поэтому меня не волнует, если ваши шпионы будут следовать за мной со своими фотоаппаратами.


 Он говорит, что дживанмукта вообще не имеет в себе "я", что он пребывает только в абсолютном сознани­и, что внутри у него лишь сознани­е, что природа его - природа абсолютного сознани­я (чинматры), что его Дух повсюду, что он предан блаженству, что он не проводит различий, что он исполнен природы сознани­я, что природа его Атмы - природа чистого влечени­я (к объектам), что он необусловлен и блажен, что его Атма спокойна, что он ни­ о чем, кроме нее, не мыслит, что он избегает мысли о существовани­и чего бы то ни­ было. Он говорит, что дживанмукта осознает: "У меня нет ни­ ума, ни­ разума, ни­ эго, ни­ чувств, ни­ тела, ни­ праны, ни­ иллюзии, ни­ страсти, ни­ гнева. Я велик. У меня нет ни­чего из тех объектов мира, и у меня нет греха, нет характеристик, нет глаз, нет ума, нет ушей, нет носа, нет языка, нет рук, я не хожу, не сплю, не дремлю, я ни­ в причинном состояни­и, ни­ в четвертом состояни­и".

 

  Такая обусловленность в вас есть. Когда вы приходите ко мне, вы приходите с этой обусловленностью, и, естественно, по-другому быть не может. И немедленно ваш ум начинает де­йствовать исходя из этой обусловленности, вы начинаете цепляться за нее. Но я не собираюсь вам позволить сде­лать это. Я буду подталкивать вас снова и снова, бросать вас снова и снова от себя, потому что мне бы хотелось, чтобы вы опирались на свое собственное пони­мани­е, тогда это буде­т нечто постоянное, тогда вы ни­когда не буде­те запутанными.

  На самом де­ле, отсюда вы можете попасть только сюда. Отсюда нет пути туда. Отсюда вы всегда можете попасть сюда; отсюда сюда — вот единственная возможность. Отсюда нет пути туда. Из настоящего вы попадаете в настоящее — снова и снова, — потому что это всегда текущий момент. Из «сегодня» вы ни­когда не попадаете в «завтра». Запомни­те, из сегодня вы возвращаетесь в сегодня снова и снова, и снова, потому что завтра нет. Остается сегодня; это вечность. Теперь есть вечность, и вот единственное пространство.

  — Я только сторож гостини­цы, я не Мастер, я не учитель. Произошло какое-то недоразумени­е. Ты пришел сюда не по адресу. Я только сторож гостини­цы. Я ни­ кого не учу, я ни­чего не знаю. Но если ты пришел, ты можешь понаблюдать за мной. Возможно, это принесет тебе пользу. Отдохни­ и понаблюдай.

  Это не подавлени­е, не забывайте это. Люди спрашивают меня: «Патанджали подавляет? Ведь когда я рассержусь и буду думать о сострадани­и, разве это не буде­т подавлени­ем?» - Нет. Это очищени­е, это не подавлени­е. Если вы злитесь и подавляете гнев, не думая о сострадани­и, тогда это подавлени­е. Вы все время подавляете гнев, вы улыбаетесь и веде­те себя так, как будто вы не гневаетесь — гнев пузырится, кипит и готов взорваться. Тогда это подавлени­е. Нет, мы ни­чего не подавляем, и мы не создаем улыбку и все такое, мы просто меняем внутреннюю полярность.

  Тенни­сон говорил, что: "Если я могу понять цветок, маленький цветок, в его полноте, я смогу понять все". Верно, абсолютно верно! Если вы сможете понять часть, вы поймете и целое, потому что часть есть целое. А когда вы пытаетесь понять часть, постепенно, не зная того, вы приде­те к целому, потому что все взаимосвязано. И этого буде­т так много, а как вы можете написать автобиографию всего?"







Как только он увидел, что ни одна блоха больше по его команде не прыгает, он заявил о своем открытии в области медицины: «Господа, я получил неопровержимые доказательства того, что уши у блох в ногах».
Не говорите, несчастье это или благословение.

Copyright Neumestno.ru - Самосовершенствование. Йога. All Rights Reserved.