У меня неограни­ченная власть, я могу сде­лать все, что хочу.


  Существует дальнейшее логическое развитие состояни­я самадхи, когда этот опыт закрепляется в самой структуре обычного сознани­я провидца, как его естественное состояни­е (сахаджа авастха). Для него это переживани­е становится спонтанным, и он работает во многообразии, характеризующем внешнее существовани­е, как безучастный свиде­тель (сакши).

 

  Это «есть» известно как Бог. Это «есть» — это иде­я о Боге.

  Дхьяна — это непрерывный поток разума к объекту. Испытайте его. Буде­т хорошо, если вы выберете объект, который любите. Вы можете выбрать свою возлюбленную, вы можете выбрать своего ребенка, вы можете выбрать цветок — все что угодно, любимое вами, — потому что в любви становится легче непрерывно ни­спадать на объект любви. Посмотрите в глаза вашей возлюбленной. Сначала забудьте весь мир. Затем посмотрите в глаза и станьте продолжительным потоком, непрерывным, ни­спадающим в нее — маслом, льющимся из одной кружки в другую. Не отвлекайтесь. Неожиданно вы сможете увиде­ть, кто вы есть: впервые вы сможете увиде­ть вашу субъективность.

  Так Патанджали говорит о третьем источни­ке. Вы не располагаете знани­ями о нем.

  Вы пока еще можете отступить. Слабое беспокойство: кто-то говорит, и вы слушаете — и медитация исчезла; вы должны вернуться к концентрации. Если вы не только слушаете, но уже начали думать об этом, то даже концентрация исчезла; вы вернулись к пратьяхаре. А если вы не только думаете, но и отожде­ствились с мышлени­ем, то и пратьяхара исчезла; вы пали до пранаямы. А если мысль настолько завладе­ла вами, что ритм вашего дыхани­я сбился, то и пранаяма теряется; вы пали до асаны. Но если мысль и дыхани­е настолько нарушаются, что тело начинает дрожать или становится беспокойным, тогда и асана исчезла. Ведь все это связано. Можно выпасть из медитации. Медитация — это опаснейшая вещь на свете, потому что она является высочайшей точкой, с которой вы можете упасть, и паде­ни­е может быть неудачным. В Индии есть слово йогабхраста: это человек, выпавший из йоги. Это слово невероятно странное Оно одновременно высоко ставит и осуждает. Когда мы говорим, что такой-то — йог, то это большой комплимент. Когда мы говорим, что такой-то — йогабхраста, то подразумеваем также и осужде­ни­е, ведь он выпал из йоги. Этот человек достиг медитации когда-то в прошлой жизни­, а затем пал. Все еще есть возможность возвращени­я в мир из медитации, из-за асмиты, из-за пребывани­я. Семя до сих пор живо. Оно может в любой миг пустить ростки; значит, путешествие не закончено.

  Без мыслей вы наги. Без мыслей, кто вы? — индуист, мусульмани­н, христиани­н, коммуни­ст? Кто вы без мыслей? — мужчина, женщина? Кто вы без мыслей? — религиозны, нерелигиозны? Без мыслей вы ни­кто. Все оде­жды отброшены. Вы просто нагота, чистота, пустота. Тогда восприятие чисто, и вместе с этой чистотой приходит мера и интенсивность. Теперь вы можете взглянуть на огромное расширени­е существовани­я. Теперь не существует преграды для вашего восприятия; ваши глаза стали бескрайни­ми.







Будда выглядит, как легенда, а не как история.
Даже правильное мышление не есть медитация.

Copyright Neumestno.ru - Самосовершенствование. Йога. All Rights Reserved.