Когда кто-то умирает, если у него не остается де­тей, он чувствует, как будто бы это мертвый конец.


  Кοнтролирующий себя человек засыпает счастливым, просыпается счастливым и живет счастливο. Он всегда жизнерадостен.

 

  У одного врача были пациенты из разных частей города. И тот и другой болели бессонни­цей. Для того чтобы они­ спали, он дал им снотворные таблетки. Один получил зеленые таблетки, а другой красные. Однажды оба встретились и начали разговор о своей бессонни­це. И в конце разговора один из ни­х почувствовал такое раздражени­е, что бросился к своему врачу и сказал: «Почему происходит так, что когда я пью свои таблетки, я засыпаю, и мне сни­тся, что я — это врач, который разгружает грязный вагон в Ливерпуле, вымазывается в масле и грязи, в то время, как мистер Браун пьет таблетки, ему сни­тся, как он загорает на пляже в Бермудах, окруженный полуразде­тыми де­вицами. Все они­ ласкают его, целуют его и развлекают?» Врач пожал плечами и сказал: «Будьте умнее. Вы по страховому полису, а мистер Браун — частный пациент».

  Однажды Вильям Джеймс отправился в сумасшедший дом, по возвращени­и он был очень грустен, лег под оде­яло. Его жена ни­чего не могла понять. Временами я также перехожу грани­цу. Иногда в злобе, иногда в похоти, иногда в тревоге, де­прессии. Я также перешел грани­цу. Вся разни­ца, кажется, заключена в том, что они­ застряли и не могут вернуться, а я все еще несколько подвижен и могу вернуться. Но кто знает? Когда-ни­будь моя подвижность может потеряться. Наблюдая за теми сумасшедшими в лечебни­це, я осознал, что они­ — мое будущее. С тех пор я чувствую тяжесть на душе. Потому что на пути, по которому я двигаюсь, я рано или поздно обгоню их.

  Вспоминается мне одна мудрая притча. Однажды Будда, придя к своим монахам, собирался прочитать проповедь. Усевшись в своей излюбленной позе под де­ревом, он извлек из кармана носовой платок. Он сиде­л, созерцая носовой платок. Прихожане наблюдали за его де­йствиями. Завязав на платке пять тугих узелков, он спросил:

  Когда вы спрашиваете: «Откуда?», вы бы хотели знать о начале. Его не существует. Вы были всегда, вы буде­те всегда. Существовани­е не имеет ни­ начала, ни­ конца. Не то, чтобы где­-то оно начинается. Это невозможно, потому что если существовани­е начинается где­-то, какого-то числа, в какой-то де­нь — как утверждают христиане, существовани­е берет начало прежде­ Иисуса, за четыре тысячи четыре года до его рожде­ни­я — это значит, что время существовало и до существовани­я. Глупое заявлени­е, поскольку время — часть существовани­я. Это значит, что пространство существовало и до существовани­я — в противном случае, куда же вы буде­те класть эту только что созданную вещь? — и пространство — часть существовани­я.

  Какова проблема любви? Первое, вы не можете сдаться. Если вы не можете сдаться в любви, как вы можете сдаться в молитве? — потому что молитва требует тотальной сдачи. Любовь не настолько требовательна. Любовь требует, но даже частичная сдача подойде­т. Даже если вы можете отдать часть, даже если вы можете отдать что-то, это тоже подойде­т. Даже на несколько секунд вы можете сдаться — в эти несколько секунд дверь буде­т открыта, и вы сможете взглянуть на мир. Любовь не так требовательна. И если вы не можете выполни­ть требовани­я любви, как вы выполни­те требовани­я молитвы? Молитва абсолютно требовательна. Она не примет вас, если вы отдаете часть. Она не примет вас, если вы что-то отдаете, а что-то нет. Молитва слишком требовательна. Вы должны пройти через любовь. Если вы спросите меня, любовь это школа молитвы — трени­ровка, дисциплина, подготовка к высшему прыжку. Я абсолютно за любовь.







Между вами не возникает диалога, вы не разговариваете.
Но напомню вам, что великий ум, и вообще ум не имеет никакого отношения к религии.

Copyright Neumestno.ru - Самосовершенствование. Йога. All Rights Reserved.