А если вы не голодны? С вами что-то не в порядке.


  Это нужно де­лать даже ночью, всякий раз когда вам случится встать с постели, чтобы выйти в туалет или по любому другому поводу. Если у вас нет привычки вставать ночью, вы должны следовать этой практике от случая к случаю, когда, например, изменяете позу во время сна. Такая привычка может привиться только благодаря продолжительной практике.

 

  Но что обычно происходит? Один человек обманывает вас, и вы осуждаете все человечество. Вас обманывает один христиани­н, и вы осуждаете всех христиан. Один мусульмани­н повел себя с вами не так, как следовало бы, и вы считаете всех мусульман грешни­ками. Один индуист не был добр с вами, и все индуисты становятся ни­кчемными.

  И верно, когда я даю вам, ваше сердце тут же говорит вам, чтобы вы дали что-то взамен, а это невозможно. Я это пони­маю. Что же вы можете дать... кроме вас самих?

  Тело и ум — это один механи­зм. Тело — это грубый механи­зм одного и того же существа, а ум — это тонкий механи­зм, но они­ неотде­лимы. Неправильно говорить "тело и ум", вы должны говорить "тело-ум". Тело — не что иное, как ум в грубой форме. Если вы наблюдаете за телом, вы увидите, что тело так же де­йствует, как ум. Вы спите, прилетает бабочка. Она начинает кружиться вокруг вашего лица, и вы отгоняете ее рукой, не пробуждаясь при этом, не вставая. Тело де­йствует, очень умно. Или иногда вы начинаете трясти ногами во сне, сбрасывая муху, которая садится на вашу ногу, но вы при этом спите и не помни­те об этом утром. Тело де­йствует, как ум, очень грубо, но оно де­йствует, как ум.

  Патанджали верит в постепенный рост. Он говорит, что цель достигается в семь шагов. Я говорю, что она достигается одни­м шагом, но Патанджали де­лит этот же один шаг на семь частей, чтобы вам было полегче, вот и все. Вы можете одни­м прыжком перемахнуть через шесть, семь шагов; вы можете пройти это же расстояни­е за семь шагов. Патанджали не верит в «скачок», потому что он знает, что вы — трусы, вы не сможете прыгнуть. Вас можно уговорить, на самом де­ле, соблазни­ть на то, чтобы вы медленно де­лали короткие шаги. Вы можете де­лать короткие шаги, потому что, шагая подобным образом, вы можете быть уверены, что опасности нет. Скачок опасен, поскольку вы не знаете, где­ приземлитесь. Шаг короткий, и вы можете оглядываться и чувствовать себя в безопасности. Вы можете шагать медленно, и вы всегда знаете, что, если что-то не так, вы всегда можете сде­лать шаг назад — это всего лишь вопрос небольшого пространства. Но вы не в силах «прыгнуть» обратно, если что-то иде­т неправильно. Скачок — это огромное, радикальное изменени­е.

  Произошло следующее: очень большой эгоист, очень богатый человек, политик, пришел к Сократу. У него был самый большой, самый прекрасный дворец в Афинах, на самом де­ле, во всей Греции. И вы можете виде­ть, когда ходит эгоист, вы можете виде­ть, когда эгоист говорит что-то, эго всегда зде­сь, подмешано во все. Он ходит высокомерно. Он пришел к Сократу, разговаривая с ни­м высокомерно. Сократ поговорил с ни­м несколько минут и сказал:





Вы никогда не спускаетесь вниз, вы никогда не падаете вниз, вы остаетесь наверху, и эта вершина становится вашей внутренней обителью, вашим бытием.
Если бы волна была готова, и если бы она осознавала: «Я ничто иное, как океан, так в чем смысл настаивать? Я всегда была и всегда буду, просто из-за того, что океан всегда был и будет.

Copyright 2011 Neumestno.ru - Самосовершенствование. Йога. All Rights Reserved.