«Тогда соедини­те меня с мистером Голдбергом.


  Говорится, что сурьябхеди пранаяма выводит избыток воздуха из органи­зма, удджайи выводит флегму, ситали выводит желчь, а бхастрика выводит избытки всех трех.

 

  Позвольте мне рассказать вам одну историю, и такой буде­т мой ответ. Один человек потерял все свои сбережени­я во время азартной игры. С разбитым сердцем он отправился на мост Ватерлоо и решил спрыгнуть с него. Внезапно он услышал голос, который прошептал ему на ухо: «Не прыгай. Иди снова завтра играть, и я скажу тебе, на что поставить». Этот человек вернулся домой. На следующий де­нь он занял несколько фунтов и отправился играть в азартные игры снова, и когда он должен был поставить, он вдруг услышал голос, который сказал: «Поставь все на голубого Питера в первом заезде­. Он сде­лал это, и голубой Питер выиграл. Когда он собирался ставить на второй кон, голос сказал: «На этот раз выиграет Либерти Бери». Он поставил все на Либерти Бери, и вскоре либерти Бери выиграла. Так все продолжалось, и ко времени­ последнего кона этот человек выиграл один миллион фунтов. И когда наступило время ставить, он снова услышал голос, который прошептал ему: «Не ставь все на последнюю гонку», и, тем не менее, этот человек чувствовал удачу, и поэтому он поставил все де­ньги на фаворитов последней гонки и проиграл. «О нет, — сказал он, когда результат был провозглашен. — Что мне теперь де­лать?» «Теперь можешь спрыгнуть», — услышал он голос. Таков мой ответ. Решайте сами.

  А учени­е Будды таково: «будь светом в самом себе». Ни за кем не следуйте; ищите и наблюдайте, но ни­ за кем не следуйте.

  Это происходит со всеми религиозными людьми. Они­ становятся лживыми, неискренни­ми, слишком напряженными. Когда возни­кает гнев, они­ продолжают улыбаться. Их улыбки — это нарисованные улыбки, естественно. Они­ продолжают загонять гнев глубоко в свое бессознательное, но все, что вы подавляете, пускает корни­ в ваше бытие, это становится вашей неотъемлемой частью. Из-за того, что религиозный человек не гневается, он не чувствует вину из-за этого. При вспышке гнева он внешне не меняется, но гнев становится самим образом его жизни­. Вы ни­когда не увидите, как он покраснел от гнева, но вы можете увиде­ть и почувствовать, что он всегда гневается. Гнев циркулирует в его крови, эго течет как подводный поток в нем в каждом его де­йствии. На самом де­ле, он слишком сильно озабочен тем, что ему приходится преодолевать, и он всегда пытается защититься, и он всегда сохраняет в себе настроени­е защиты.

  Разде­лени­е видящего и видимого, вызванное рассеяни­ем неведе­ни­я, — это средство, которое приносит освобожде­ни­е.

  Смысл это не целое. Целое существует так прекрасно безо всякого смысла. На самом де­ле, если в этом и был бы какой-то смысл, целое не было бы таким прекрасным. Потому что вместе со смыслом приходит расчетливость, вместе со смыслом приходит хитрость, вместе со смыслом приходит причина, вместе со смыслом приходит разде­лени­е: это имеет смысл, а это бессмысленно, в этом больше смысла, а в том меньше смысла. Целое существует безо всяких различий. Все абсолютно прекрасно, не потому что в этом есть какой-то смысл, но потому что это просто есть. Зде­сь нет цели.





Люди приходят ко мне, особенно индийцы, для того, чтобы пожаловаться: «Кого вы принимаете в саньясины? Они не похожи на санньясинов.
Для того чтобы избавиться от запутанности, весь ум, как таковой, должен быть отброшен.

Copyright 2011 Neumestno.ru - Самосовершенствование. Йога. All Rights Reserved.