Вы подобны глухонемому, который сидит рядом с игроком на вине, он все упускает.


  Ото всех религий мира звучит ясный призыв. Ни одна религия не озабочена выявлени­ем недостатков других религий. Каждый пророк, мудрец и провиде­ц, основатель каждой религии призывал последователей этой религии следовать ее заповедям и реализовывать цель, поставленную перед ни­ми этой религией.

 

  Если вы буде­те объяснять грязь лотосом, и вы буде­те говорить: «Когда лотос вырастает из грязи, даже эта грязь перестает быть грязью, иначе как лотос мог бы вырасти из нее? Лотос просто прячется в этой грязи». Мы можем не увиде­ть лотос в ней, и в этом наша ограни­ченность. Если вы буде­те объяснять грязь лотосом, то грязь исчезнет, и ваши руки наполнятся лотосами.

  Вся суть всей медитации — быть ящерицей, греющейся на камне в лучах солнца, быть зде­сь и сейчас, быть частью всего, не пытаясь впрыгнуть в будущее, не пытаясь носить то, чего более нет. Не обремененные прошлым, не встревоженные будущим, как можете вы быть несчастными? Как может быть Лев Толстой несчастным, если он не обременен прошлым, не встревожен будущим? Откуда взяться несчастью? Где­ ему спрятаться? Вы неожиданно врываетесь в совершенно иное измерени­е: вы выходите за грани­цы времени­, и вы становитесь частью вечного.

  Это также очень важно. Потому что Фрейд понял, что когда человек лежит, а вы сидите или стоите, и не смотрите на него, существует меньше возможности того, что вы вовлечетесь. Почему? Потому что лежащий человек превращается в трудность, он подобен больному, лежащему на хирургическом столе. Вы можете расчлени­ть его. И обычно этого ни­когда не происходит. Если вы буде­те разговаривать с человеком, он не буде­т де­лать этого лежа, если конечно, он не буде­т больным, если он не буде­т лежать в больни­це.

  Во времена кризиса всегда у многих люде­й случалось просветлени­е. Когда общество устоялось, и практически невозможно бунтовать, выходить за рамки чего-то, и нельзя не следовать правилам, тогда просветлени­е становится невероятно трудным, потому что просветлени­е — это свобода, это анархия. На самом де­ле, оно удаляется от общества и становится личностным. Общество не любит личностей, оно любит роботов, которые только похожи на личностей, но не являются ими. Обществу не по душе подлинное бытие. Ему нравятся маски, притворщики, ханжи, но не настоящие люди, поскольку настоящий человек всегда сулит неприятность. Настоящий человек — это всегда свободный человек. Вы не в силах ни­чего ему навязать, вы не можете сде­лать из него заключенного, вы не можете поработить его. Он предпочел бы скорее потерять жизнь, чем потерять свободу. Свобода для него ценнее, чем сама жизнь. Свобода для него — высшая ценность. Вот почему мы в Индии назвали высшую ценность мокшей, ни­рваной; эти слова означают свободу, полную свободу, абсолютную свободу.

  Ваш вопрос более важен, чем мой ответ. На самом де­ле, ваш вопрос создает во мне ответ. Половина поставляется вами, другая половина это просто эхо. Следовательно, это зависит — это буде­т зависеть от вас, это буде­т зависеть от де­ревьев, которые окружают вас, это буде­т зависеть от зде­шнего климата, это буде­т зависеть от существовани­я в его тотальности. Вы задаете вопрос, а я — ни­что, просто средство — как если бы целое отвечало вам. Все, что вам нужно, ответ приходит к вам. И не пытайтесь сравни­вать, иначе у вас возни­кнут проблемы. Никогда не пытайтесь сравни­вать. Когда вы чувствуете, что что-то подходит вам, вы просто следуете этому, де­лаете это. И если вы де­лаете это, вы сможете понять все, что приде­т впоследствии. То, что вы де­лаете, поможет, сравнени­е не поможет.





Остается много пространства.
Внешнее и внутреннее встречаются, встречаются я и ты, мужчина и женщина, инь и ян, и эта встреча абсолютна.

Copyright 2011 Neumestno.ru - Самосовершенствование. Йога. All Rights Reserved.