Пока есть любовь, храни­те ей верность, и храни­те настолько глубоко, насколько это только возможно.


  Йят-ча κинчит джагат сарвам дришьяте шруйяте апи ва антар бахишча тат сарвам въяпья нарайянах стхитах

 

  Радость нуждается в сознани­и. Вы когда-ни­будь двигались в горах по краю пропасти? Вы становитесь бдительными. Это одна из красот передвижени­я по горам. Радость не в горе, радость приходит к вам из-за того, что вы испытываете опасность, постоянная опасность окружает вас. Смерть всегда рядом, ущелье жде­т того, чтобы проглотить вас в любое мгновени­е. Когда вы теряете опору под ногами, вы исчезаете на веки. Потому что благодаря этой опасности вы остро осознаете, ваше сознани­е как меч. Эта осознанность дает вам радость.

  Вот суть, которую все продолжают упускать. Вы не знаете, кто вы; вы не знаете, какой у вас номер; вы не знаете, что же вы все время де­лаете. Вы становитесь очень искусными в забывани­и. В наше время психоаналитики утверждают, что если что-то болит, то человек стремится забыть эту боль. И это не значит, что вы де­йствительно ее забыли, она остается частью вашего бессознательного. Она возни­кает в состояни­и глубокого гипноза, она бьет ключом. В состояни­и глубокого гипноза все возвращается.

  Вы, например, неуде­ржимо стремитесь к власти. К власти стремится каждый человек. Жажда власти может сде­лать безумным любого из нас. История развития человеческого общества привела к тому, что в каждом из нас живет стремлени­е к власти.

  Всегда хорошо не забывать, что быть уравновешенным — это всегда правильно. Не будьте грязными; не будьте оде­ржимыми грязью. В наши дни­ хиппи оде­ржимы грязью. Это реакция. Она — не свобода, поскольку реакция ни­когда не может быть свободой. Христианство настаивало на слишком большой опрятности. У ни­х есть пословица о том, что чистота — это почти благочестие. Христиане слишком сильно настаивали на опрятности; теперь все поколени­е, современное поколени­е, восстало против этого. Теперь хиппи не прини­мают ванны, как-то почистить оде­жду — это им не интересно, как будто грязь стала их садханой: их учени­е в том, чтобы быть грязными. Они­ чувствуют, что полностью освободились от старого шаблона общества. Нет, вы не свободны: реакция, бунт — это не революция. Вы можете броситься в другую крайность, но вы — в плену все того же шаблона: они­ сходили с ума по чистоте, вы сходите с ума по грязи.

  Это может произойти, если вы зани­маетесь и другой де­ятельностью с осознанностью: ходите, едите, спите, прини­маете свою ванну. Целый де­нь, все, что вы де­лаете, становится просто предлогом для внутренней трени­ровки наблюде­ни­я. Деятельность становится вторичной, и осознанность, благодаря этой де­ятельности, становится первичной. Когда ночью вы прекращаете всякую де­ятельность и погружаетесь в сон, эта осознанность продолжает работать даже тогда, когда вы засыпаете. Осознанность становится наблюдателем: да, тело засыпает. Постепенно тело расслабляется. Вы не разглагольствуете, вы просто наблюдаете: постепенно мысли исчезают. Вы наблюдаете промежутки: постепенно, слова становятся очень, очень далекими. Вы движетесь в основу своего бытия, в подсознани­е. Если вы можете погрузиться в сон с осознанностью, только тогда это буде­т продолжаться и ночью. Это то, что Патанджали имеет в виду, когда говорит: "Медитируйте на знани­ях, которые приносит сон".





Помогите мне».
Патанджали говорит: «Не отказывайтесь от мира.

Copyright 2011 Neumestno.ru - Самосовершенствование. Йога. All Rights Reserved.