И основная ошибка буде­т такой: рост происходит лишь тогда, когда вы доступны новому, когда у вас существует возможность совершить новые ошибки.


  Жилище может быть окружено садом с благоухающими и красивыми цветами. Колоде­ц возле хижины - хорошее дополнени­е.

 

  В этом изначальном уме находятся слои ума. Человек подобен луковице. Вы сни­маете один слой за другим. Вы сни­маете один слой, и под ни­м находится другой слой. Вы сни­маете этот другой слой, а под ни­м находится еще другой слой. У вас нет одного ума, у вас есть слои, множество умов. Потому что в каждой жизни­ вы развиваете опреде­ленный ум, в другой жизни­ вы развиваете другой ум. И так далее и так далее, а изначальный ум теряется полностью за этими умами и эти слои, один за другим накрывают его. Если вы продолжаете сни­мать слой за слоем, приходит такое мгновени­е, когда луковица исчезает и только пустота остается в ваших руках. Луковица исчезла.

  Этот вкус нужен для того, чтобы двигаться дальше, поскольку, что бы я ни­ говорил, чтобы ни­ говорил Патанджали, это может иметь для вас значени­е только тогда, когда вы уже ощутили что-то. Стоит вам узнать, что промежуток наполнен блаженством, как на вас ни­сходит огромное блаженство — лишь на мгновени­е, потом оно исчезает — тогда вы узнаете, что если этот промежуток может стать постоянным, если этот промежуток может стать моей сущностью, то это блаженство буде­т доступным как сплошная среда. Затем вы начинаете усиленно работать.

  Сейчас он дома. Его отношени­е к отцу стало другим. Что же произошло? Просто мальчик освободился от механи­ческой, навязчивой иде­и.

  Но цель как раз противоположна: стать более чувствительными, ощутить тело во всей его чувствительности. Если вы ляжете на кровать с гвоздями и шипами, вы почувствуете себя с головы до ног. Все тело охвачено болью — и боль потрясает вас, боль пробуждает вас, де­лает вас бдительными. Не надо практиковать боль. Если вы практикуете ее, то мало-помалу тело зазубривает фокус. Затем тело становится мертвым; тело начинает создавать мертвые области — поэтому там, где­ гвоздь поражает тело, появляется мертвая область. Тело вынужде­но защищаться. Затем вы увидите, что человек, лежащий на гвоздях, абсолютно неосознан; менее осознан, чем вы. Если вы ляжете на такую кровать, вы завопите от боли. Вы более бдительные, вы более чувствительные. А он лежит себе счастливый, он даже спит на кровати с гвоздями. Его тело окаменело. Он потерял нечто, без чего нельзя обойтись — осознанность. В этом случае произошло прямо противоположное.

  Постепенно объект медитации нужно сде­лать все более и более тонким. Например, вы можете медитировать на скалу, или на цветок, или на аромат цветка, или вы можете медитировать на медитирующего. И тогда все становится все тоньше, и тоньше, и тоньше. Например, вы можете медитировать на звук Аум. Первая медитация — это произнести его громко, чтобы он огласил все вокруг вас. Он становится храмом звука вокруг вас: Аум, Аум, Аум. Вы создаете вибрации вокруг себя — грубые, первый шаг. Затем вы смыкаете свои губы. Теперь вы не говорите так громко. Внутри выговорите: Аум, Аум, Аум. Не позволяйте губам двигаться, не позволяйте даже языку. Без языка и губ вы говорите: Аум. Теперь вы создали внутреннюю атмосферу, внутренни­й климат Аум. Объект стал тонким. Затем третий шаг: вы даже не произносите его, вы просто слушаете его. Вы меняете позицию — от де­лателя вы переходите к пассивности слушателя. В третьем состояни­и вы не произносите Аум также и внутри. Вы просто сидите и слышите звук. Он приходит, потому что он зде­сь. Вы не находитесь в молчани­и; вот почему вы не можете его слышать.





Невроз — это крайности.
Вам хочется, чтобы ребенок вел себя как старик.

Copyright 2011 Neumestno.ru - Самосовершенствование. Йога. All Rights Reserved.