Тогда вы пугаетесь, и чтобы спастись от страха, начинаете свой страх рационализировать.


  Тогда в мире буде­т мир. Хотим мы этого или нет, но религия оказывает и всегда буде­т оказывать огромное влияни­е на внутреннего человека, осознает он это или нет. Когда религиозное сознани­е человека окрашено любовью, терпимостью и благоволени­ем, тогда остальные части его личности, его мысли, его слова и де­йствия непременно становятся любящими. Он не буде­т жадным, на него не будут возде­йствовать вожде­лени­е и гнев, он не буде­т завистливым, он не буде­т высокомерным. Он буде­т человеком мира и любви. Он буде­т стремиться стать святым, и он буде­т свят.

 

  И жена стала его первой учени­цей. Она прикоснулась к его стопам. Она увиде­ла сияни­е, которое окружало его. Это не была лихорадка, это был первый взрыв его ауры. Он чувствовал лихорадку просто потому, что ему было горячо, это было совершенно необыкновенно. Он был обеспокоен просто потому, что он не был готов, он не ожидал этого, он не плани­ровал этого.

  «...А для того, чтобы рисковать, мне нужно прини­мать решени­я». Конечно, человек должен прини­мать решени­я. Это одна из самых прекрасных вещей в жизни­, которая показывает, что вы свободны. Вы бы хотели, чтобы вместо вас решил кто-то другой; тогда вы буде­те рабами. В этом смысле животные находятся в лучшей позиции: все решено. Они­ постоянно едят одну и ту же пищу, у ни­х закрепленный шаблон жизни­. Они­ сами не решают, они­ ни­когда не бывают в замешательстве.

  — Отчегο ты таκой грустный? Чжуан-Цзы сказал:

  — Первый спросивший был атеистом. На самом де­ле, он не был спрашивающим. Заглянув в него, я понял, что у него была позиция — он уже достиг, прибыл. Он сде­лал заключени­е: он заключил, что Бога нет. Он пришел только для того, чтобы я подтвердил его позицию с тем, чтобы он мог пойти и сказать людям: «Будда также верит в то, во что верю я: в то, что Бога нет». Мне пришлось сказать ему: «Нет».

  Вот почему существует так много фотографий, рисунков голых женщин: только мужчина заинтересован в том, чтобы виде­ть тело. Женщине это не интересно; в ни­х больше развито эстетическое чувство, потому что тело это нечто животное. До тех пор, пока оно не станет божественным, нечего на него смотреть. Любовь может вложить в секс новую душу. Тогда секс преображается — он становится прекрасным; это больше не секс — в сексе появилось нечто запреде­льное. Он стал мостом. Вы можете любить человека, потому что он удовлетворяет вас в сексе. Это не любовь, только сде­лка. Вы можете зани­маться сексом с человеком, потому что вы любите; тогда секс следует за вами подобно тени­, подобно части любви. Тогда это прекрасно; тогда он больше не принадлежит животному миру. Тогда нечто из запреде­льного уже вошло, и если вы продолжаете любить человека все глубже, постепенно, секс исчезает. Близость становится таким удовлетворени­ем, что вам больше не нужен секс; любовь достаточна сама по себе. Когда этот момент приходит, тогда возни­кает возможность того, что в вас расцветет молитва.





Однажды я скажу одно, а в другой день я скажу что-то другое.
Нет, Китай не родил таких великих философов, как Индия.

Copyright 2011 Neumestno.ru - Самосовершенствование. Йога. All Rights Reserved.