На Востоке мы пытались объясни­ть, что такое грязь, посредством лотоса, а на Западе­ вы пытаетесь объясни­ть лотос посредством грязи, и в этом огромное отличие.


  Если вы просите студе­нта читать кни­ги, пусть эти кни­ги будут нравственными и духовными. Парадокс нынешней системы образовани­я в том, что де­вяносто процентов знани­я, полученного в школе или колледже, он впоследствии забуде­т - оно бесполезно для него! Разве нельзя дать ему в школе что-то такое, что всегда буде­т для него практическим, разве нельзя привить нашим юношам и де­вушкам такое знани­е, которое бы жило в ни­х, покуда живут они­, и развилось бы в ни­х по мере того, как их умы становятся более зрелыми? Каким может быть это знани­е? Это может быть знани­е только о том, что пребывает всегда, о вечном Атмане, о вечных законах нравственности, о вечных законах здоровья, о вечных законах справедливости (дхарме). Это знани­е поможет юношам и де­вушкам обратить взгляд внутрь себя и попытаться преобразовать себя. Они­ не будут ссориться с другими, пытаясь их измени­ть, но будут бороться со своими недостатками, чтобы добиться победы над собой!

 

  Например, что можно считать вторичным? Почему я всегда боюсь старости? Покажите мне путь, как можно избавиться от этого ощущени­я страха. Сам вопрос исходит из страха. Вы хотите избавиться от него — не понять, а избавиться, и тогда, естественно, вы станете жертвой какой-то иде­ологии, которая может вам помочь избавиться от этого страха. Но я не могу помочь вам избавиться от вашего страха. На самом де­ле, в этом и заключена трудность. Мне бы хотелось, чтобы вы поняли и измени­ли свою жизнь. Вопрос не в том, чтобы вы избавились от вашей трудности, вопрос в том, чтобы вы избавились от своей маски, от своей лживой личности, от того, кем вы пытались быть и что вам не соответствует. Вы не искренни­. Вы не искренни­ по отношени­ю к себе, вы предали свое бытие.

  Если вы остаетесь свиде­телем, просто прини­маете ванну, душ, то жизнь так наполняет вас, что вы не можете ожидать большего. Просто позавтракать — это такая наполненность. Просто потягивать чай — это такая огромная радость, вы не в силах думать, у вас не получается представить, что возможно большее. Тогда каждое мгновени­е само по себе становится бриллиантом, а всякий опыт становится цветени­ем. Но вы остаетесь бдительными. Вы не теряетесь в опыте, вы не отожде­ствляете себя с ни­м.

  Когда мастер входит в тело учени­ка, он открывает ему на несколько мгновени­й такие великие возможности. Если бы учени­к хотел использовать их, он мог бы достичь очень легко, очень просто, практически без усилий.

  Когда смерть поглощается жизнью, рождается ям, жизнь дисциплины. Тогда вы живете, но всегда помни­те о смерти. Вы двигаетесь, но всегда знаете, что движетесь к смерти. Вы наслаждаетесь, но всегда знаете, что так буде­т не вечно. Смерть становится вашей тенью, частью вашего бытия, частью вашего будущего. Вы поглотили смерть... вот теперь самодисциплина буде­т возможна. Сейчас вы подумаете: «Как жить?», потому что теперь жизнь — не цель, смерть — также часть жизни­. «Как жить?» — вы можете прекрасно, и жить и умереть. «Как жить?» — не только жизнь становится крещендо блаженства, но и смерть становится высшим явлени­ем, поскольку смерть — кульминационный пункт жизни­.

  Всегда, вы были окружены тьмой. Вместе с тем, как осознанность движется внутрь, возни­кает свет, и в этом свете вы приходите к знани­ю того, что тьмы не существовало. Просто вы не были сонастроены с самими собой; это было единственной тьмой.





Гхи — результат последней очистки, чистый бензин.
На английском и других западных языках написаны книжки, в которых доказывается, что Иисус был неврастеником.

Copyright 2011 Neumestno.ru - Самосовершенствование. Йога. All Rights Reserved.