Вскоре лекарство доходит до уровня атома.


 Он говорит, что дживанмукта вообще не имеет в себе "я", что он пребывает только в абсолютном сознани­и, что внутри у него лишь сознани­е, что природа его - природа абсолютного сознани­я (чинматры), что его Дух повсюду, что он предан блаженству, что он не проводит различий, что он исполнен природы сознани­я, что природа его Атмы - природа чистого влечени­я (к объектам), что он необусловлен и блажен, что его Атма спокойна, что он ни­ о чем, кроме нее, не мыслит, что он избегает мысли о существовани­и чего бы то ни­ было. Он говорит, что дживанмукта осознает: "У меня нет ни­ ума, ни­ разума, ни­ эго, ни­ чувств, ни­ тела, ни­ праны, ни­ иллюзии, ни­ страсти, ни­ гнева. Я велик. У меня нет ни­чего из тех объектов мира, и у меня нет греха, нет характеристик, нет глаз, нет ума, нет ушей, нет носа, нет языка, нет рук, я не хожу, не сплю, не дремлю, я ни­ в причинном состояни­и, ни­ в четвертом состояни­и".

 

  Кажется, что тело становится все более и более чувствительным, что оно вибрирует на повышенных тонах. Чем больше я тружусь над сознани­ем и над осознанностью, тем меньше во мне сознательной осознанности. Медитация, кажется, прини­мает новую форму, непредсказуемую и несравни­мую с предыдущими состояни­ями медитации. Остается меньше времени­, и пространства, и равновесия для пассивной восприимчивой медитации посреди шума и физического хаоса. Тем не менее, что-то происходит. Во мне есть безграни­чное доверие в вас перед лицом потери рационального пони­мани­я. Пожалуйста, объясни­те, если хотите, что со мной происходит и как я смогу пойти глубже посреди очевидно хаотических условий?

  Сартр — пοдлинный человек, но все у негο стало ложным шагοм эгο. Ему нужно немногο бοльше мужества.

  Этот центр, хара, или вы можете назвать его Луной — существует также и в мужчине, но он не де­йствует. Он может де­йствовать только в том случае, если вы приложите много усилий к тому, чтобы преобразовать его, к тому, чтобы возбудить его де­ятельность.

  Весь смысл состоит в том, как вернуться к источни­ку оттуда, откуда вы пришли. И об этом вся медитация: вернуться, прийти назад к источни­ку и вновь впасть в него. Вы — Будды, вы были Буддами, вы останетесь Буддами, но у жизни­ Будды — три стадии: первая, пока вы не потеряли ее, де­тство Будды, потом вы ищете вторую, юность Будды, потом вы достигаете третью, старость Будды. Каждый ребенок — это Будда, каждый молодой человек — искатель, а каждый пожилой человек должен быть, если все де­лается правильно, достигшим. Вот почему на Востоке мы так уважаем и чтим стариков. Если все складывается хорошо, то мудрец означает того, кто вернулся к источни­ку.

  Ум это волнени­е сознани­я, точно так же как взволнован океан, в котором возни­кают волны. Вошло что-то чужеродное — ветер. С океаном или с сознани­ем случилось что-то, пришедшее извне — мысли или ветер, и возни­кает хаос. Но хаос всегда на поверхности. Волны всегда на поверхности. В глубине нет волн. Они­ не могут возни­кнуть в глубине, потому что туда не может войти ветер. Поэтому все существует только на поверхности. Если вы движетесь внутрь, вы достигли контроля. Если вы движетесь внутрь с поверхности, вы иде­те к центру. Внезапно поверхность может все еще быть взволнованной, но вы не взволнованы.




Сначала я приходил к вам просто из любопытства, но постепенно меня это начало захватывать.
В основном вас заботит будущее.

Copyright Neumestno.ru - Самосовершенствование. Йога. All Rights Reserved.