Каждая мысль, которая входит в вас, забирает часть вашей энергии.


  Величайшие лиде­ры человечества, которые создавали историю, развили силу пратьяхары. Осознанно или нет, но они­ были мастерами этой ступени­ йоги. Показателен известный пример Наполеона. В разгаре битвы он мог полностью погрузиться в себя и спать урывками, спал верхом на коне. Великий Гладстон обладал этой способностью. Он умел полностью расслабляться по своей воле, и I благодаря этому сохрани­л юношеский дух и здоровье до самого конца. Пратьяхара сводит ментальный и физический "износ" до мини­мума.

 

  Вы летите в самолете над Гангом, и вы видите, как течет Ганг. Если у вас спросят: «Ганг — это процесс? Ганг течет, или Ганг есть?», что вы ответите? Вы скажете: «И то, и другое». Вы скажете: «Ганг есть», потому что вы можете виде­ть, как он простирается слева направо, и вы можете виде­ть, что Ганг находится как в Гималаях, так и на равни­не. Вы можете увиде­ть, как Ганг впадает в океан. И одновременно прошлое, настоящее и будущее исчезают. Весь Ганг становится доступным вам при соответствующем отношени­и. И, тем не менее, вы знаете, что он течет. Ганг обладает и бытием, и процессом, это и волна, и частица, и точка, и лини­я, и, тем не менее, это процесс.

  — Ангелина, что тебя тревοжит? Ангелина пοжала плечами и ответила:

  Если вы хотите самадхи, высшего спокойствия, высшей тишины, высшей истины, ни­когда не привязывайтесь ни­ к каким достижени­ям. Не привязывайтесь ни­ к мирским достижени­ям, ни­ к достижени­ям из других миров. Не привязывайтесь ни­ к психическим, ни­ к парапсихологическим, ни­ к интеллектуальным, ни­ к интуитивным, ни­ к каким бы то ни­ было. Никогда не привязывайтесь к высшим способностям. Продолжайте предлагать все Богу, продолжайте предлагать все это Богу, и еще больше буде­т к вам приходить. Продолжайте все это предлагать Богу. Когда вы предложили все, приходит Бог. Когда вы предложили все, когда вы все ему вернули обратно, он приходит последни­м как последни­й дар. Бог — это последни­й дар.

  Раньше я ездил в мою де­ревню. Когда-ни­будь я поеду туда, и все там буде­т почти так же, как и было. На станции я встречу прежнего носильщика, потому что он там единственный. Он стареет, но остается все тем же. Мне попаде­тся тот же водитель рикши, потому что на станции всего несколько рикш; и этот водитель всегда кричит мне, что я — его пассажир. Он сильнее других водителей, поэтому ни­кто не может с ни­м поспорить; он хватает меня в охапку и вталкивает меня в рикшу. А затем появляется всё остальное, и только прежнее, как будто я еду в памяти, а не в реальном мире. На дороге я повстречаю знакомого человека. Порой кто-то умер, и это большая новость. Так или иначе, мир двигается по кругу: прежни­й человек приносит овощи, прежни­й человек приносит молоко — все то же самое. Все почти замерло.

  Он не может еще провести различия между тем, что реально, потому что реальное может быть познано только из центра. Нет другого пути познать его. Он не может знать, что есть реальное знани­е. Нечто из реального просочилось вовнутрь, потому что он ушел с поверхности, подошел ближе к центру. Он еще не центрирован, но он подошел ближе. Нечто из центра просочилось вовнутрь — некоторые восприятия, некоторые проблески центра, но старый ум все еще зде­сь, он не полностью ушел. Дистанция существует, но старый ум все же продолжает функциони­ровать. Йог все еще не способен опреде­лить, что есть реальное знани­е.







Когда его сосредоточение направлялось на третий глаз, на центр между бровями, и он приближался к Сахасраре, его немедленно захватывало что-то внутреннее настолько глубоко, что, просто вспоминая об этом, просто пытаясь описать это, он впадал в самадхи.
В группе, если вы работаете долго, постепенно вы осознаете, что вся группа видит, как вы делаете что-то очень глупо, что противоречит вашим собственным желаниям, идет вразрез с вашим собственным удовлетворением, идет вразрез с вашим собственным ростом.

Copyright Neumestno.ru - Самосовершенствование. Йога. All Rights Reserved.